Как живут монахи в монастыре

Как живут монахи в монастыре

Со своим уставом в чужой монастырь не ходят – так гласит известная пословица, из которой мы можем сделать много разных выводов, в том числе и весьма элементарный. В монастырях есть устав.
На самом деле нужно понять факт существования монастыря как закрытого мужского или женского сообщества. Смешанных монастырей, как правило, не бывает, хотя они могут располагаться поблизости или формальным руководителем монастыря (чаще женского) может быть представитель другого пола. Как, например, Серафим Саровский был своеобразным наставником Дивеевской обители.
Итак, если сообщество является закрытым, то оно чаще всего само себя обеспечивает по большей части, и каждый элемент этого сообщества выполняет определенную функцию. На самом деле в этом есть элементарная практическая польза и хаотическая структура просто не может позволить такому объединению действовать наиболее эффективно. Помимо этого для монахов существенным качеством является дисциплина и поэтому распорядок становится частью духовной практики.

Разнообразие монашеских уставов

Если посмотреть, то во многом монашеские практики являются похожими даже в разных религиях. Повсюду объединяющим фактором является дисциплина тела, которая влечет за собой дисциплину ума. Как правило, предлагается довольно строгий распорядок дня, который повторяется практически непрерывно и может частично меняться только в связи с какими-либо событиями, такими как очередной праздник.
К примеру, буддийские монахи подобно православным дают обет не стяжания и тоже по большей части проживают в монастыре. Они рано встают, выполняют молитвы и ритуалы, после чего отправляются в ближайший город для того чтобы просить милостыню, которая, как правило, представляет собой просто пищу. Именно этой пищей они насыщают тело до полудня, после чего не едят до следующего дня, занимаясь в основном медитацией, но если они только учатся, то помимо медитационных практик могут быть и различные занятия.
Индийские садху нередко становятся странствующими монахами и существуют вне монастырей, но часто устраиваются, где-то на природе и там несут свое служение. Нередко также они соблюдают обет не только странствия, но и пребывания где-то не более трех дней, то есть они не могут нигде обосноваться, и до окончания своего земного пути путешествуют по свету.
Если говорить об уставе православного монаха, то тут на самом деле есть целое разнообразие. Есть и странствующие монахи, как правило, старцы, умудренные опытом, есть проживающие в монастыре с братией или отдельно отшельниками в пустынях. Православная монашеская традиция довольно крепка и включает в себя множество достойных монастырей.
Из известных следует отметить, например, Оптину пустынь. Там молитва не прекращается никогда во внутренних кельях, эти молитвенники считаются монахами, которые поддерживают мир на всей планете и молятся за всех людей.
Таким образом, от конкретного монастыря устав тоже может отличаться, так как могут быть разные варианты послушания и служения.

Кто такие монахи, где живут, одежда и принадлежности, ограничения. Постриг в монахи

Кто такие монахи, где они живут и какую одежду носят? Что заставляет их выбирать именно столь непростой путь? Эти вопросы интересуют не только тех, кто собирается уйти в монастырь. Что же известно о людях, добровольно отказавшихся от мирских удовольствий и посвятивших себя богослужению?

Монастырь – что это такое

Для начала стоит разобраться в том, где живут монахи. Термин «монастырь» пришел в наш язык из греческого. Это слово означает «один, одинокий», используется по отношению к сообществам или людям, которые выбирают одиночество. Монастырь представляет собой религиозное собрание людей, принявших обет безбрачия и удалившихся от общества.

Традиционно монастырь обладает комплексом строений, в который входят церковные, хозяйственные и жилые помещения. Они используются в зависимости от нужд общины. Также каждый монастырь определяет свой устав, которому должны следовать все члены религиозной общины.

В наши дни сохранилось несколько разновидностей монастырей, в которых может протекать монашеская жизнь. Лавра представляет собой крупную мужскую обитель, которая является частью православной церкви. Киновией именуют христианскую общину, имеющую общежитский устав. Аббатство – католический храм, который подчиняется епископу или даже непосредственно папе. Также встречаются монашеские селения, именуемые пустынями, которые располагаются вдали от главного монастыря.

Историческая справка

Знание истории возникновения монастырей поможет лучше понять, кто такие монахи. В наши дни обители можно встретить во многих государствах мира. Считается, что они начали появляться с момента распространения христианства, что случилось в третьем веке нашей эры. Первыми монахами стали люди, которые уходили из городов в глушь и вели жизнь аскетов, тогда их называли отшельниками. Египет – родина монашества, именно в этой стране в 4 веке появилась первая киновия благодаря Пахомию Великому.

Вскоре после этого монастыри возникли сначала в Палестине, а затем и в европейских странах. Первые монастырские общины на Западе были созданы усилиями Афанасия Великого. Отцами Киево-Печерской лавры на Руси стали Антоний и Феодосий Печерские.

Кто такие монахи: общая информация

Настало время перейти к самому интересному. Кто такие монахи – вопрос, ответ на который занимает многих людей. Так называют тех, кто добровольно отринул мирские радости и посвятил жизнь богослужению. Монашество – это призвание, а не выбор, неудивительно, что лишь немногие избранные становятся монахами, тогда как все остальные покидают монастырские стены.

Постриг в монахи доступен не только для мужчин, но и для женщин. Последние также могут поселиться в монастыре, дав необходимые обеты. Были времена, когда не существовало женских и мужских монастырей. Эта практика была введена в 1504 году, именно тогда на Руси отменили совместные обители.

Жизнь монахов

Выше рассказывается о том, кто такие монахи. Какую же жизнь ведут люди, последовавшие своему призванию и посвятившие себя Богу? Постриг вовсе не означает то, что человек прекращает жизнь на земле. Он продолжает удовлетворять потребность во сне и пище. Конечно же, каждый монах имеет свои обязанности, трудится на благо людей или монастыря, что зовется послушанием.

Послушание – работа, которой обитатели монастыря занимаются тогда, когда свободны от богослужений. Она подразделяется на хозяйственную и воспитательную. Под хозяйственной работой подразумевается та, что направлена на поддержание порядка в обители. Каким именно трудом занят монах – решает настоятель. Воспитательная работа – это молитвы.

Каждая минута такого человека посвящена служению Бога. Его не тревожат земные цели и идеалы. День монаха проходит в молитвах, которые становятся для него своеобразным смыслом жизни.

Ни для кого не секрет, что монахи дают обеты. Что представляет собой монашеский обет безбрачия? Человек, дающий подобное обещание, не только отказывается от возможности жениться. Этот обет подразумевает, что для него больше не играет роли пол. Телесная оболочка осталась в мире, который покинул монах, отныне для него важны исключительно души.

Также служитель Бога должен дать обет нестяжания. Прощаясь с миром, монах отказывается также от права на личную собственность. Это подразумевает, что он не может владеть ничем, даже если речь идет о шариковой ручке. Человек отказывается от собственности, так как больше в ней не нуждается. Все, чем пользуются монахи, к примеру, книги, является собственностью монастыря.

В чем заключается монашеский обет послушания? Это означает, что человек полностью отвергает свои желания. Его единственная цель отныне – единение с Господом, которому он ежечасно возносит молитвы. Однако сила воли остается при нем. Помимо этого, от монаха требуется беспрекословное выполнение распоряжений настоятеля. Это не является признаком покорности и раболепия, скорее помогает обрести мир и радость в душе.

Как стать монахом

Постриг в монахи – долгий путь, пройти который удается далеко не каждому претенденту. Многие люди осознают, что не способны расстаться с благами цивилизации, отказаться от возможности иметь семью и собственность. Дорога в служители Бога начинается с общения с духовником, который дает человеку, решившему проститься с мирской жизнью, полезные советы.

Далее претендент, если он еще не отказался от своего намерения, становится трудником – помощником у духовных лиц. Ему необходимо постоянно находиться в монастыре, следовать его уставу. Это дает человеку возможность понять, готов ли он проводить свою жизнь в молитвах и физическом труде, проститься с благами цивилизации, редко видеться с семьей. В среднем будущий монах идет по пути трудника около трех лет, после чего становится послушником. Продолжительность этой стадии определяется индивидуально, человек все еще волен в любой момент оставить монастырские стены. Если же он с честью выдерживает все испытания, его ждет постриг в монахи.

Жители нашей страны привыкли именовать священнослужителя «батюшкой». Это простонародное слово допустимо, однако нужно знать, что в православной церкви наблюдается строгая иерархия санов. Для начала стоит упомянуть о том, что все духовенство подразделяется на черное (дающее обет безбрачия) и белое (имеющее право создавать семью).

Семейным людям доступно лишь четыре православных сана: диакон, протодиакон, иерей и протоиерей. Многие отдают предпочтение именно этому пути, так как не желают полностью отказываться от мирской жизни. Какой же монашеский сан может получить человек, решившийся на это? Вариантов гораздо больше: иеродиакон, архидиакон, иеромонах, игумен, архимандрит и так далее. Также монах может стать епископом, архиепископом, митрополитом, патриархом.

Высший монашеский сан – патриарх. Удостоиться его может лишь человек, давший обет безбрачия. Известны случаи, когда семейные священнослужители, дети которых уже выросли, с согласия супруги уходят в монастырь и отказываются от мирской жизни. Бывает, что также поступают и их жены, доказательством чему может служить пример преподобных Февронии и Петра Муромских.

Одежда монахов также вызывает живейший интерес у общественности. Подрясником называется длинное одеяние, достающее до пят. Оно обладает узкими рукавами, ворот застегнут наглухо. Подрясник представляет собой нижнее одеяние. Если его носит монах, изделие должно быть выполнено в черном цвете. Подрясники других цветов (серые, коричневые, белые, темно-синие) могут позволить себе лишь семейные священнослужители. Традиционно они изготавливаются из шерсти, сукна, сатина, льна.

Разумеется, одежда монахов – это не только подрясник. Верхнее одеяние человека, посвятившего себя Богу, именуется рясой. Традиционно оно обладает длинными и широкими рукавами. Наибольшее распространение получили черные рясы, однако также можно встретить белые, кремовые, серые, коричневые варианты.

Нельзя не упомянуть и монашеский головной убор – клобук. Он давно появился в церковной среде, изначально выглядел как мягкий колпак, созданный из простой материи. Современный колпак покрыт черным покрывалом, которое опускается ниже плеч. Чаще всего можно встретить черные клобуки, однако встречаются и изделия, выполненные в других цветах.

Кто не может стать монахом

Уход в монастырь – решение, которое может осуществить далеко не каждый человек. Считается, что люди не могут расстаться с мирской жизнью, если их удерживают от этого обязательства перед другими. Допустим, у кандидата есть маленькие дети, престарелые родители, родственники-инвалиды. Также о постриге не стоит задумываться тем, кто лечится от тяжелого заболевания. Это связано с тем, что человеку пришлось бы отказаться от качественного медицинского обслуживания.

Жизнь в отдаленном мужском монастыре Архангельской области (23 фото)

Далее предлагаем вам взглянуть на жизнь обывателей Артемиево-Веркольского мужского монастыря в селе Веркола в Пинежском районе Архангельской области. В этом глухом месте, расположенном посреди тайги и болот, добраться куда можно только на лодке, живет 40 мужчин. Монахи и трудники ушли из мирской жизни по разным причинам и теперь ведут свой скромный образ жизни вдали от цивилизации.

Внутренняя территория монастыря. Трудник Михаил

«Здесь, в монастыре, — говорит Михаил, — как в армии или на зоне. Как ты к людям, так и люди к тебе».

Моему соседу по келье — Виктору — двадцать один год. Родом он из Холмогор — местный. Окончил школу, отучился на плотника, поработал на пилораме. Сначала ездил несколько раз в Сийский монастырь, потом пришел сюда. В трудники подался от отчаяния и пустоты. Первые две недели посещал все службы. Потом стало сложнее совмещать это с ежедневным послушанием. Виктор интересуется политикой и верит в «мировой заговор». «Без идеи, — говорит он, — жизнь пуста. А здесь душа успокаивается, и искуса меньше».

Быт в монастыре незатейлив. Банный день — он же день стирки. Не греть же воду дважды.

Вечернее чаепитие в келье

Перед сном зашел на огонек к отцу Серафиму (слева). У него гости — трудники Александр и Сергей.

Монах отец Иннокентий благословляет конюха Кирилла во время ежедневного крестного хода вокруг монастыря.

Успенский собор Артемиево-Веркольского монастыря

На первом этаже собора сейчас располагается склад. Здесь еще предстоят реставрационные работы. Второй этаж уже отремонтирован и используется для праздничных служб. Храм был возведен в XIX веке. В его строительстве принимал участие Иоанн Кронштадтский, который родился неподалеку, в Суре. В советские времена собор был разграблен. На уникальных фресках и по сей день остаются «автографы».

Едем в лес на заготовку дров. Конь Иртыш остановился посреди лужи. Трудник Кирилл ласково называет его упрямой скотинкой и говорит, что пока не напьется — с места не сойдет.

Монах отец Петр

«В миру был музыкантом, барабанщиком, — рассказывает Петр. — Во время третьего срока познакомился с батюшкой, который приезжал к нам на зону. Стал читать, думать…» В обители он уже восемь лет. Три года назад постригся в монахи. Сейчас он звонарь и банщик. Такие послушания.

Привезли дрова. Монастырю нужны большие запасы. Конец сентября, а в октябре на Пинеге выпадет первый снег. Зимы здесь долгие и холодные.

Распогодилось. По осени такое случается нечасто. Надо использовать эту возможность, чтобы закончить работы под открытым небом.

Артем из Владимира. Только что вернулся с пасеки. Послеобеденное послушание: заготовка дров для трапезной.

Собранная несколько дней назад морковь просыхает в одном из помещений игуменского корпуса. В этом здании до середины 90-х располагалась Веркольская общеобразовательная школа. Сейчас здесь селятся паломники, которые приезжают на большие праздники.

Приезжали в монастырь паломницы. Дело к зиме идет — самое время помочь братии сделать овощные заготовки и компоты. Женское присутствие вносит в мужской коллектив определенное оживление. Даже самые суровые аскеты начинают улыбаться в усы.

Вечером братия собирается вокруг экрана. Импровизированный кинозал объединяет людей разных поколений. Кино показывают на телефоне Михаила. На днях Василий и Виктор смотрели «Римские каникулы» Уайлера, сегодня на вечерний киносеанс заглянул пастух Николай. Миша скачал «Парк юрского периода».

Ходили в часовню святого отрока Артемия Веркольского, которая была возведена на предполагаемом месте обретения его мощей. Возвращаясь, свернули с дороги. На обочине — три заброшенных дома. К избам ведут свежие следы — трава примята. Охотники, может, заходили передохнуть или грибники. В доме нашли книгу «Сказание о флотоводце», написанную в середине прошлого века. Желтые от времени и влаги страницы, распухшая картонная обложка.

Интерьер одного из брошенных домов. Такое впечатление, что хозяева покинули его несколько дней назад.

Михаил потянул на разгрузке продуктов спину. Решил «отвисеться» на перекладине. Скоро почти год, как он в монастыре. Привез его сюда крестный — подальше от цивилизованной жизни.

Вечерами за чашкой чая Василий любит рассказать о своих мирских похождениях. Их было немало за долгую жизнь. И скучной ее не назовешь.

На воскресную службу и на праздники из-за реки приезжают жители Верколы. В храме немноголюдно, можно сосредоточиться на молитве. Чтобы не мешать, снимаю из-за двери.

Отец Иосиф, наместник Артемиево-Веркольского монастыря

Молебен об усопших.

Котиков любят все

Духовник Артемиево-Веркольского монастыря иеромонах Венедикт снимает на телефон постоянного насельника — кота Монаха. Как и вся братия, Монах всегда в черном. Его послушание — ловля мышей. Работы у Монаха много.

Успенский собор Артемиево-Веркольского монастыря

На храме пока временная кровля. Восстановление обещает быть долгим.

Михаил из Мурманска. Вспоминает, что первую неделю в монастыре было очень трудно, морально и физически тяжело. Отпивался чагой — настоем на березовом грибе. «Давно хотел в монастырь, и вот сейчас понимаю, что вовремя поехал сюда, — говорит он. — Иначе бы сел. Снова».

ФОТО И ВИДЕО

Жизнь монахов

Жизнь афонских монахов: взгляд изнутри

Заведующий архивом и библиотекой русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне монах Ермолай (Чежия) — о том, как живут и молятся русские иноки на Святой Горе.

ВИЗАНТИЙСКОЕ ВРЕМЯ И РАСПОРЯДОК ДНЯ

«На Афоне действует византийское время.Объяснить его очень трудно, — начинает свой рассказ монах Ермолай. — Когда заходит солнце, стрелки часов ставятся на полночь, но это дает разницу с московским временем летом 7 часов, а зимой — 3 часа. Поэтому трудно сказать, например: „Мы встаем в 3 часа“. В какие 3 часа?Все путаются».

Видимо, заметив непонимание, монах с улыбкой просит ручку и листок.В блокноте появляется солнце — главное и единственное мерило византийского времени.Монах Ермолай рассказывает, что с заходом солнца все монахи полуострова собираются в своих храмах на часовую службу, после которой расходятся по кельям и спят ровно пять с половиной часов.

С 6:30 утра по византийскому времени начинается так называемый келейный канон, определенный индивидуально каждому духовником монастыря, который длится в течение полутора часов.Такой духовный труд не обходится без чтения молитв, поклонов.

«Потом в 8 часов утра по византийскому времени (не путайте, в это время в России час ночи — зимой, летом — 4 часа) начинается служба, которая заканчивается большой литургией, потом все причащаемся, и после этого начинается трапеза», — рассказывает монах.

Трапеза на Афоне является продолжением богослужения.Один из монахов не прерывает молитвы на это время.Длится трапеза всего 10-15 минут. «Потом мы идем отдыхать где-то на час-полтора, после этого все выходим на послушание», — продолжает он. Исполнение послушаний занимает пять часов: с 14:00 до 19:00.

После рабочего дня — два часа личного времени, когда монахи могут погулять, ответить на письма родных, почитать, внести записи в дневник или поспать.С 21:00 в течение двух с половиной часов длится богослужение, которое также завершается трапезой.Затем монахи исповедуются и с заходом солнца вновь приступают к богослужению.

МЕНЮ МОНАХА

В основном монахи питаются овощами, фруктами, орехами, оливками, медом — тем, что дарит природа в средиземноморском климате.Монастыри закупают муку для приготовления хлеба, молочную продукцию.Монахи не употребляют мяса и лишь изредка едят рыбу.Пять дней в неделю монахи трапезничают дважды в сутки, а по средам и пятницам — в постные дни — по одному разу.

«Никаких животных мы не разводим, кроме мулашек, которые помогают нам в работе и для перевоза разных грузов в повседневной жизни. Все леса на склонах, и трактор туда заехать не может», — рассказывает монах Ермолай. На осликах перевозят инструменты для обработки земли, урожай и древесину.

ПОСЛУШАНИЯ МОНАХОВ

Когда монах попадает в монастырь, к нему присматриваются братия, духовник, настоятель.В зависимости от мирской профессии, навыков и способностей монаху даются послушания. Все послушания раздаются исходя из нужд братии: монахи готовят пищу, выращивают овощи, собирают фрукты и орехи, заготавливают дрова на зиму, изготавливают деревянную мебель, посуду, кресты, четки, делают заготовки для икон, шьют церковное облачение.

«Все необходимое для богослужений можно купить в наших лавках», — уверяет монах Ермолай. По его словам, 100 лет назад русский монастырь на Афоне славился своей швейной мастерской, которая обшивала весь полуостров.Иметь сейчас облачение из той мастерской считается большой удачей.Его до сих пор носят и реставрируют в Свято-Пантелеимоновом монастыре.Чем меньше монахов проживает в обители, тем больше послушаний каждому из них приходится выполнять.

До Первой мировой войны в Свято-Пантелеимоновом монастыре проживало более 10 тыс.монахов, сейчас — всего 105.Поэтому каждый из монахов выполняет три и более послушания.

Швейная мастерская. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря.

ДОХОДЫ БРАТИИ

Общения между монастырями практически нет — каждая обитель представляет собой полноценный город, где изготавливается все необходимое для жизни. Еще примерно 100 лет назад афонские монахи ничего не покупали и не продавали, а заключали бартерные сделки, обменивая оливки и мед на муку и ткани. Теперь же многое, что производится на Афоне, продается.

Доход монастыря формируется из выручки от продажи оливок, оливкового масла, меда, церковной утвари, изготовленной монахами, аренды 15 га виноградников, оплаты паломниками диамонитириона — разрешения на посещение святой горы Афон, обязательного для всех гостей.

«Наш монастырь в 2014 году посетили 47 тыс. паломников, в прошлом году — чуть меньше, хотя до этого число всегда увеличивалось», — рассказывает монах Ермолай. Он уверен, что празднование 1000-летия русского монашества на Афоне и стабилизация в мировой экономике привлекут новых паломников. Нынешний экономический кризис, по словам монаха, на жизни монастыря пока не сказался.«Пока мы живем по инерции. Но если кризис затянется, скажется и на нас», — поясняет отец Ермолай.

РАСХОДЫ МОНАСТЫРЯ

Основные средства монахи тратят на покупку недостающих продуктов питания и техники.«Приходится покупать что-то, муку например, но все компенсируется — у нас до пяти тонн оливкового масла в год производится, до полутора тонн меда. На еду мы мизерную часть доходов тратим», — рассказывает монах Ермолай. Помимо этого, необходимо оплачивать телефон, а также услуги интернет-провайдера.

«Телефоном и интернетом пользуются те, для кого это необходимо для выполнения своего послушания. Например, в библиотеке у меня есть интернет, и я веду переписку с издателями, корректорами, а телефон мне понадобился для этой поездки», — объясняет монах Ермолай.

СВЯЗЬ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЕЙ

Раз в день на полуостров прибывает большой паром с паломниками и грузами, он же увозит завершивших паломничество и монастырские товары. Два раза в неделю приезжает почтальон: большинство монахов поддерживают связь с родными, отправляя письма, написанные на бумаге от руки.

«НАСИЛЬНО НИКТО НЕ ДЕРЖИТ»

Ежегодно Афон посещают десятки тысяч паломников, некоторые из них пополняют ряды монастырской братии.«В монастыре могут жить до тысячи человек. Лет 10 надо, я уверен, и все кельи будут заполнены», — делится монах, вспоминая, что 15 лет назад, когда он поселился на Святой Горе, были заняты только 62 кельи.

«За 15 лет, что я живу на Афоне, примерно 50 человек поселялись у нас, а потом уходили. Это нормально для любого монастыря, насильно никто никого не держит», — говорит монах Ермолай. Диамонитирион выдается паломникам всего на четыре дня, но по благословению духовника человек может остаться и на больший срок.

НА КАКОМ ЯЗЫКЕ ГОВОРЯТ В ОБИТЕЛИ

Жители Афона говорят на самых разных языках, и все хотя бы на бытовом уровне могут изъясняться на греческом.В Свято-Пантелеимоновом монастыре большинство проживающих — русские, поэтому русский язык основной в обители, но есть и молдаване, украинцы, один немец и один грузин — наш собеседник.

Из-за большого числа паломников кажется, что ни о каком уединении и покое не может идти речь. Отец Ермолай поясняет: «На Афоне почти не говорят, чаще — шепотом. Все погружены в молитву».

МОНАШЕСКАЯ УСЫПАЛЬНИЦА

На Святой Горе существует традиция выкапывать из могил останки монахов через три года после их захоронения и переносить в специальную усыпальницу.Черепа хранятся отдельно от костей, на них пишут имя монаха и год смерти.Останки извлекают с целью увидеть, какого цвета кости усопшего.

На Афоне существует предание: если кости чистые и белого цвета с характерной желтизной, то монах обрел милость у Бога. Если цвет костей скорее желто-восковый, переходящий в светло-коричневый, то душа усопшего ближе к Богу.По словам отца Ермолая, он лично убедился в истинности этого верования.Создавая жизнеописания знаменитых старцев, он решил приложить к ним изображения останков.

Костница Пантелеимонова монастыря

«К моему большому удивлению и радости, все кости, соответствующие жизнеописаниям, были именно благодатного цвета.Причем такие кости составляют лишь 30% всей монастырской костницы.При виде таких благодатных глав вместо обычного страха и отторжения возникает чувство огромного уважения и благоговения.Хочется смотреть и смотреть на них, как на фактическое проявление истинной святости».

© 2011-2018 ООО «Святая Гора». Все права защищены. Полное или частичное
использование матералов возможно только с письменного разрешения автора.

Монастырь без секретов

Вчера на портале «Православие и мир» была опубликована статья о Богородице-Рождественской девичьей пустыни из свежего выпуска журнала «Нескучный сад». Предлагаем сегодня вашему вниманию интервью с настоятельницей этого монастыря.

Игуменья Феофила (Лепешинская) считает, что в хорошем монастыре секретов быть не должно.

— Какой паломник, по-вашему, «правильный»? В чем вообще смысл паломничества в монастырь?

— Правильный тот паломник, кто приезжает помолиться. Именно сосредоточиться на этой жизни. Я убеждена, что христианин, который любит Бога, непременно любит монашество и втайне по монашеству сохнет. Я знаю много замужних женщин, которые хотели бы уйти в монастырь. Ясно, что это никогда не сбудется, хотя Господь все наши помыслы видит и целует. Паломника должно привлекать именно это — пожить в полноте Божественного присутствия, монашеской жизнью.

Но все же чаще в монастырь приезжают просто благочестиво и бесплатно отдохнуть на свежем воздухе. Или просто из любопытства.

— Что может паломник за короткое время узнать о монастырской жизни?

— В монастырях часто бывает так: монашки ходят по своим дорожкам и ни с кем не общаются. Мы же намеренно паломниц от сестер не отделяем. У нас нет отдельной трапезной, отдельных продуктов. Монахи живут не для того, чтобы спасать себя, а для того, чтобы светить миру. Сами мы не выходим в мир, но если мир приходит к нам — он от нас должен что-то получать. Поэтому у нас паломник, если ему это действительно интересно, может понять все. Мы не запрещаем никакого общения, не запрещаем передвигаться по территории, у нас общая трапеза, одни и те же послушания. Благочинная не разбирает, на какую работу ставить сестру, на какую — паломницу. У нас нет никаких секретов — их не должно быть в христианстве. Тайна есть — это Христос, а секретов быть не может.

— Могут ли монахи заниматься любимым делом или они обязательно должны пройти через «коровник»?

— Если говорить о коровнике, то у нас это послушание от первого дня несет одна и та же сестра. Я уже много раз пыталась ее заменить, но она не хочет. Во-первых, она это любит, во-вторых, ей очень нравится, что ее там никто не трогает, она живет «по своему уставу». Так что вы напрасно относитесь к коровнику пренебрежительно.

У нас нет цели провести монаха через все послушания. Хорошо бы так было, но сейчас в монастырь приходят городские люди, часто уже больные. Есть сестры, которые могут делать все, но есть и те, кому многие послушания не по силам. Наверно, мне бы хотелось всех пропускать через кухню, потому что кухня — это простое дело, женское, каждая должна уметь. Но и это не всегда получается. Современный человек мало что может. А послушание в монастыре найдется любому. Псалтырь, например, могут читать даже самые больные. Чтение у нас круглосуточное.

В нашем монастыре на работу отводится четыре часа в день, и я прошу всех работать на совесть, как для Господа. С обеда до вечерней службы у сестер свободное время, все расходятся по кельям — кто-то читает, кто-то молится, кто-то отдыхает. Это важно. Во всем должна быть мера.

— Чем еще кроме молитвы и послушаний занимаются монахи?

— Обязательно нужно учиться. Монастыри должны быть светочами, образцами. Есть такая тенденция в женских монастырях — не читать больше того, что дается на трапезе. Считается, что, если у тебя есть силы читать, значит, тебя недогрузили — иди поработай! Но, на мой взгляд, человек должен работать столько, чтобы у него была еще возможность молиться, учиться и просто оставаться человеком. Сильно уставший человек ни к чему не способен.

По воскресным дням мы все учимся, с сентября до Пасхи, по семинарской программе. Собираемся вечером, распределяем темы докладов, готовим рефераты, выступаем. Иногда приглашаем лекторов. Мы уже прошли литургику, нравственное богословие, Библейскую историю, греческий язык, христианскую психологию. В этом году начнем изучать патристику — святых отцов. У меня также есть план организовать для сестер курс лекций по мировой литературе, по русской литературе, по истории живописи и по истории музыки. Литература — это возможность увидеть на живых примерах то, что мы читаем в катехизисе.

Святой Василий Великий написал в замечательной статье «О пользе для юношества языческих сочинений», что чтение душу расширяет. Душа должна быть сочной, напитанной соками от культуры. В нашей библиотеке много художественной литературы. Я даже Джойса купила. Не думаю, честно говоря, что сестры будут его читать, но пусть у них будет такая возможность. У нас и «Илиаду» сестры читают. Даже какой-нибудь постмодернизм, эта тоска по Богу, — тоже интересно.

— Чего не должно быть в хорошем монастыре?

— То монашество, которого мы лишились в XIX веке, было гораздо хуже того, что есть сейчас. Было социальное расслоение — бедные монахи работали на богатых монахов. Чтобы «купить» келью, нужно было внести большой вклад. А кто не мог сделать вклад, те работали у состоятельных монахов горничными. Такого в монастыре быть не должно. Может, и неплохо, что мы теперь начали с нуля.

В нас во всех сидят советские гены — мы совершенно лишены уважения к личности. Когда только началось возрождение обителей, ставить начальниками было некого, и так получилось, что во главе монастырей оказались люди весьма незрелые духовно. И вот какая-то мирская женщина становится игуменьей, ей все подают, за ней стирают, у нее три келейницы, а она только всех смиряет и воспитывает. Почему-то считается, что начальник должен монахов смирять, что человеку полезно быть угнетенным, растоптанным, униженным. На самом деле это никому не полезно. Человек устроен так, что, если его ломать, он будет изворачиваться, а это и есть самое страшное для монашеской души. Она должна быть простой, правдивой.

— Что должно быть в хорошем монастыре?

— Я думаю, хороший монастырь — это где люди улыбаются, где они радуются. Господь нас всех на помойке нашел, вымыл, вычистил и положил к Себе за пазуху. Мы живем у Христа за пазухой. У нас все есть. Даже много лишнего. Вот мы сгорели, и даже это оказалось к лучшему. Как же нам не радоваться?

Еще один признак хорошего монастыря — если из него никто не хочет уезжать. Есть монастыри, где монахи все время в разъездах — то в Греции, то в Италии, то на святых источниках. Наших же сестер никуда не вытащишь из обители. Я сама тоже нигде не была. У нас и отпусков нет — какой отпуск может быть у монаха? От чего ему отдыхать — от молитвы? В этом нет никакого принуждения — так само получается. Сестры даже домой не стремятся. И это хороший признак!

См. также: Семь закатов в Барятино, или Зачем мирянину ехать в монастырь
Подробный фоторепортаж из монастыря можно посмотреть на сайте Милосердие.ru

Монастырь городского типа

Фотографии Никиты Хнюнина

Высокие каменные стены, тлеющая лучина в крошечной келье, Библия на жёстком ложе — так воображение рисует картины монастырской жизни. Подворье Михайло-Архангельского мужского монастыря, расположенного в Ленинском районе Новосибирска, убеждает, что эти представления морально устарели. Как живут современные монахи, узнал корреспондент Сиб.фм.

Все началось с того, что в 1997 году в селе Козиха Новосибирской области обосновалась мужская монашеская община. Сельсовет выделил братии помещение: кирпичный гараж, который построили на месте деревенского храма, разрушенного еще в безбожные тридцатые. Храм восстановили – теперь это Михайло-Архангельский монастырь. Сейчас у монастыря семь подворий. Одно из них, приход во имя святого равноапостольного князя Владимира, находится в Новосибирске, – единственное из семи подворий монастыря, расположенное в городской черте.

Приход образовался вокруг строительства большого Свято-Троице-Владимирского собора. Стройка началась в 1997 году, трудятся на ней все эти годы сами монахи — из профессионалов здесь работают только архитектор и бригадир. Тем не менее, строительство почти закончено, первый этаж уже открыт для прихожан, хотя стены все еще расписывают.

— Спонсоры то есть, то нет, — сетует настоятель монастыря отец Феодосий. — Чтобы перекрыть пол на втором этаже, нужно 100 тысяч рублей, чтобы закупить плитку — ещё миллион. Хотя, если так говорить, храм небедный. По сути — он основной источник дохода нашего монастыря.

Отец Феодосий рассказывает, что в подворье при Свято-Троице-Владимирском соборе сейчас живут 20 монахов и трое послушников. Послушник — тот, кто только встал на путь монашества, священники и служители будут испытывать его веру и волю не меньше трех лет, прежде чем проведут ритуал пострига. Ритуал включает в себя три основных обета — безбрачия, нестяжания и послушания. Отказаться от личной жизни, имени и имущества проще, чем от собственной воли — отдать всего себя в руки церкви и настоятеля способны единицы. Новое имя постриженного означает, что на небесах о его спасении перед богом будет просить одноименный святой.

Монахи-схимники носят остроконечную шапочку — куколь и особую перевязь на плечи, спину и грудь – аналав

В православной церкви, в основном, постригают сразу «в рясу». Это значит, что монашескую одежду послушник получает вместе с принесением обетов. Есть еще один постриг – схима. Это полнейшее отречение от мира, строжайшие обеты и круглосуточные молитвы о спасении своей души. Схимники меняют имя еще раз, что дает им на небесах дополнительного святого сторонника.

В монастыре говорят, что накануне выборов политики перестали вспоминать о храмах и делать крупные пожертвования, как это было в прошлом десятилетии

День в монастыре начинается в 6 утра. Через полчаса — утренние молитвы, служба и легкий завтрак. Своей трапезной у них пока нет, поэтому едят послушники и монахи в столовой гимназии. Потом — послушания. Так в монастыре называют обязательные труды. В городском приходе натурального хозяйства нет, поэтому кто-то стирает, кто-то убирает, кто-то подстригает газоны. Но главные работы здесь, по-прежнему, строительные, хотя в последнее время на площадке появились и рабочие «со стороны», проще говоря — гастарбайтеры. Монаха, чье послушание – присматривать за наемными строителями, большинство из которых мусульмане, разница в вере вовсе не смущает. В пять часов вечера богослужения, ужин, а с девяти до одиннадцати — свободное время.

В кельях жилого корпуса царит чистота и порядок. В комнатах по четыре койки, тумбочки и будильника, книги, диски и, конечно, иконы. На весь корпус один большой санузел с душевыми. Жизнь монаха здесь ограничена собором, жилым корпусом и административным зданием, похожим на современный офис, в котором сочетание оргтехники и икон уже не режет глаз.

Во время стройки монахи жили и молились в бывшем здании Дома быта. Сейчас там находится Православная гимназия во имя Святого равноапостольного князя Владимира. В 2011 году в гимназию набрали второй класс, теперь здесь 25 учеников. Девочки в вязаных беретиках и мальчики в строгих костюмах, помимо основных школьных дисциплин, изучают хоровое пение и основы православной культуры.

По другую сторону бетонного забора с колючей проволокой живут мужчины, давшие другой обет послушания — присягу. Соседство с воинской частью монахам на пользу: солдаты иногда помогают в хозяйстве, священнослужители, в свою очередь, проводят церковные праздники и службы в гарнизоне.

Требы – вид послушаний, молитвы и ритуалы священников по просьбам прихожан в храме или на дому. Обычно люди просят о причащениях, отпеваниях и освящении жилья

− В монастырь приходят разные люди, – рассказывает настоятель. — Кто-то только из армии, кто-то уже давно на пенсии, но — приходят сами. Однако не все причины начала монашеской жизни правильные — если человека привела трагедия или поиск новых ощущений, мы, конечно же, их принимаем, беседуем, пускаем пожить, но не более. Конечно, совсем бомжей стараемся не брать — направляем их в социальные гостиницы. Есть только две правильные причины начала монашеской жизни — большая любовь к Богу и желание искупить грехи. К сожалению, люди от нас уходят часто. Это трагедия, но мы никого не держим.

Современный уклад монашеской жизни, конечно же, отличается от той, что описана в старинных книгах. В храме нужно отопление, из-за сибирского климата необходим и иной рацион.

— Не все сейчас могут понести подвиг и прожить без света и тепла, — говорит отец Феодосий. – Один святой увидел трех крылатых людей, перелетавших через реку из мирской жизни в Райский сад – первый уверенно перелетел, другому было сложнее, а третий и вовсе чуть не упал. Тот, что увереннее всего перелетел, был монахом давнего прошлого. Тот, кто поколебался, жил позже первого. А тот, кто хуже всех летел, — это образ монахов последних времен, которые не будут иметь подвигов, но за свое смирение все равно попадут в рай.

Как живут монахи

Поговорим сегодня о том, как живут монахи. Давайте на секунду представим, что у нас нет денег, нет дома, нет друзей и… живём мы в пещере или в пустыне (кому как нравится)… Представили? Страшно, даже? А настоящие монахи именно так и живут…

Мы суетимся, крутимся как белка в колесе в поисках… чего? Заметили? нам всегда чего-то не хватает! Мы всегда чем-то недовольны! Всегда ищем пресловутый смысл жизни… А настоящий монах его уже нашёл! Смысл жизни монаха — в молитвах за весь мир, за вас, за меня, за мир во всём мире. Он не ищет смысл жизни, потому что его жизнь — уже наполнена смыслом — ЛЮБИТЬ ВСЕХ. Помните, «Бог — есть любовь!»

В этой статье вы узнаете:

Он как горизонт — вечно один, он всегда от нас далеко, но именно он и «соединяет» небо с землёй… Простым людям это сложно понять, поэтому иногда мы побаиваемся людей, похожих даже отдаленно на монахов. Нам сложно понять, как можно жить без благ цивилизации, как можно не общаться друг с другом, ведь в этом и есть прелесть жизни?!

В жизни настоящему монаху не нужно общение: он разговаривает с Богом во время молитвы (собственно, молитва — это и есть «разговор с Богом»), а другого общения монаху и не нужно. Помните, как у Тютчева:»… мысль изречённая — есть ложь!» Молчание, отрешение, уединение, служение — тайное служение- миру и Богу одновременно — вот что такое жизнь настоящего монаха.

Сложно? Однажды ученик спросил: «Учитель, почему жизнь такая сложная?» «Это не жизнь, это ты сложный,»- ответил учитель. На самом деле, подумайте, это ведь мы усложняем нашу жизнь — придумываем всё новые и новые предметы быта, потом учимся ими пользоваться, потом мучаемся с ними, отдавая их в ремонт или собирая деньги на то, чтобы приобрести эти вещицы… ЗАЧЕМ? Чтоб легче было жить. Бред. А мы так живём.

Поэтому нам и тяжело понять людей, которые добровольно отказались от всех благ цивилизации — им это не нужно, они молятся о спасении наших душ, в то время как мы забываем о том, что помимо еды обыденной, есть и ДУХОВНАЯ ПИЩА. Кто не слышал хотя бы раз в своей жизни слова Сократа:»Нужно есть, чтобы жить, но не ЖИТЬ, чтобы ЕСТЬ»? Для настоящего монаха еда — дело пятьсот десятое, а вот духовную пищу он получает сполна. И это главнее, чем всё остальное.


Монахи, действительно, селятся вдалеке от людей и даже если они живут в монастыре, под одной крышей, как говорится, то практически не общаются между собой — повторюсь, им это не надо! Но так ли они ОДИНОКИ на самом деле? Мы б давно волком завыли, окажись на их месте хотя бы в течение одного дня… завыли бы от ОДИНОЧЕСТВА.

Это нам, простым смертным, кажется одиночество пыткой, мы бежим от него, учимся избавляться от него у различного рода ЦЕЛИТЕЛЕЙ… Монахи ВЫШЕ одиночества. При общении с Богом, невозможно чувствовать себя одиноким, ведь ОДИНОЧЕСТВО — это болезнь души, а душу может ИЗЛЕЧИТЬ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ! Вот круг и замкнулся! Монахи любят мир! Да, они любят мир, от благ которого добровольно отреклись. И сделали они это для того, чтобы СПАСТИ ЭТОТ ХРУПКИЙ МИР своими молитвами. Разве это не подвиг?

Не каждый человек, отказавшийся от благ может называться монахом. И даже живя в монастыре, не во всех случаях даётся право называть себя монахом. Есть определённые правила, уставы, вникать в которые простому человеку очень сложно.
Вам ни о чём не говорят такие имена, как: Серафим Саровский,Сергий Радонежский,Фотиния,Феодосий Кавказский? Да, эти святые в мирской жизни были монахами! Сегодня мы молимся им, просим помочь в сложных жизненных ситуациях и ведь ОНИ ПОМОГАЮТ! Помните библейское:»… по вере вашей да будет вам.» Прочитайте их житие — очень поучительно…

Настоящие монахи живут практически на всех континентах, самые знаменитые — шаолиньские, тибетские, и даже летающие… Вот такая простая и сложная жизнь монахов.

Прислала статью наша читательница Карина Нуджанян.

Дорогие наши читатели, если вам есть что поведать миру, присылайте нам свои статьи на почту grydnoevsk@gmail.com, и мы ваш труд опубликуем.

Я, Манойло Оксана — практикующий целитель, коуч, духовный тренер. Сейчас вы на моем сайте.

Закажите у меня вашу диагностику по фото. Я расскажу о вас, о причинах ваших проблем и подскажу наилучшие пути выхода из ситуации.

Как живут монахини

Монашеский быт

В тот момент, когда мирской человек решает сменить привычную одежду на монашескую рясу, жизнь его превращается в путь, по которому шаг за шагом он старается приблизиться к Богу.

Между тем пути эти могут быть разнообразными. За тысячи лет существования монастырского Афона, организация монашеской жизни приобрела различные формы.

Сегодня на Афоне помимо двадцати крупных общежительных монастырей, существуют также скиты, кельи, а также несколько отшельников.

До недавнего времени некоторые большие монастыри практиковали еще и штатную форму хозяйствования, которая предусматривала помимо общественных доходов и общественной собственности наличие собственных доходов монахов и частной собственности. За порядком в этих монастырях наблюдали не игумены, а настоятели. Перейти к такому хозяйственному устройству большинство афонских монастырей вынудило их бедственное экономическое положение во времена турецкой оккупации.

Сегодня ни один афонский монастырь не сохранил этой традиции. Последним от такой практики отказался Монастырь Пантократорос, ставший общежительным в 1992 году.

Традиционно наибольший интерес у паломников Святой Горы вызывают крупные общежительные монастыри, поэтому дальнейший наш рассказ пойдет именно о них.

МОНАСТЫРСКАЯ ГОСТИНИЦА — АРХОНДАРИКИ

По приезде в монастырь вы направляетесь в монастырскую гостиницу (архондарИки), организованную специально для принятия паломников со всего света. Убранство такой гостиницы полностью соответствует убранству самого монастыря: простые, чистые и одновременно уютные комнаты.

В архондарики вас встречает гостиничный или архондАрис — монах, на которого возложена эта обязанность (обычно на один год). Он проверяет законность вашего пребывания на Афоне (наличие разрешения — диамонитИрио) и записывает вас в книгу паломников.

В больших монастырях, таких как Ватопед, гостиничный же помогает составить программу путешествия по Афону вплоть до момента отъезда, угощает вас стаканчиком ароматного афонского тсипуро, вкуснейшим лукумом и прохладной водой.

Вам во что бы то ни стало нужно попробовать монастырское тсипуро, поскольку именно с него начинается первое знакомство с любым афонским монастырем. Тсипуро изготавливается из чистейшего сока винограда, выращенного в этом монастыре, смешанного с ароматными растениями, которые меняются от монастыря к монастырю.

Архондарис покажет вам вашу комнату, которую в большинстве случаев вы будете делить с другими паломниками, число коих варьируется. Существуют как комнаты с двумя или тремя кроватями, так и с восемью или десятью.

От маленьких комнаток паломникам обычно выдают ключи, тогда как двери больших комнат практически всегда держатся открытыми.

Тем не менее, в обоих случаях необходимо помнить, что за ваши ценные вещи ответственность несете только вы сами, поэтому лучше иметь с собой какую-нибудь сумочку, чтобы не оставлять ценности в номере.

В комнатах нет ни туалетов, ни душа, однако, они всегда находятся где-то поблизости.

Лишь номера VIP оборудованы вышеуказанными удобствами.

В ванных комнатах большинства монастырей отсутствуют зеркала и горячая вода, благодаря чему паломникам удается максимально почувствовать бытовую сторону монашеской жизни.

Исключение составляет монастырь Симонопетра, в ванных комнатах которого есть и горячая вода, и душевые кабинки. Кровати застелены чистыми одеялами и простынями, и около каждой есть пара мягких тапочек (которые напоминают даже самым уставшим паломникам о необходимости мыть перед сном ноги).

После того как вы устроитесь в своей комнате, архондарис введет вас в курс порядков Монастыря, которым вы также должны будете подчиниться.

С этого момента вы становитесь настоящим официальным паломником и попадаете в пространство и время монастырского Афона.

Первое, о чем должен забыть попадающий в любой из афонских монастырей – это наручные часы. Абсолютное большинство общежительных монастырей продолжают жить по византийскому времени, и считают началом нового дня тот час, когда заходит солнце.

Монастырь Ивир, продолжая традиции, заложенные его грузинскими основателями, начинает новый день с восходом солнца, тогда как Монастырь Вартопед живет по тому же времени, что и остальной мир за пределами Святой Горы. Афон – единственное на планете место, где на одной географической долготе и широте утро наступает в разное время!

ОБЫЧНЫЙ МОНАСТЫРСКИЙ ДЕНЬ

В тот час, когда солнце садится, монахи удаляются в свои кельи, где немного отдыхают, после чего начинают чтения и молитвы.

При себе монахи всегда имеют четки –длинную шерстяную нить со многими узелками. Узелок за узелком повторяют они несчетное количество раз важнейшие молитвы всех православных аскетов: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя…». Ночную молитву или канон монахи читают каждую ночь и каждую ночь они просят у Господа Бога помощи в борьбе с человеческими страстями и желаниями в поисках очищения.

Старые монахи называют ночную молитву «ареной», поскольку, как они говорят, каждую ночь в их маленьких и просто убранных комнатках молитвой ведутся сражения с темными силами. И чем ближе монах приближается к Господу Богу и добродетели, тем сильнее атака со стороны темных сил.

Монахи, повторяя несчетное количество раз одну и ту же молитву, выходят на некий метафизический уровень, где молитва повторяется с каждым дыханием.

Каждый вдох — одна просьба. Так, все их существование становится одной сплошной молитвой сердца, с которой идут ко спасению и любви Господа Бога.

Примерно в два часа ночи (по светскому времени), один из монахов обходит монастырь и совершает обряд борьбы с темными силами, постукивая деревянным молоточком по таланту – деревянной доске, которую держит в руке.

Несколько позже ритмичные удары в треугольник-симандро, большую тяжелую доску, висящую отдельно на какой-либо стене, оповещают монахов о начале литургии.

Эти медленные удары приглашают монахов в центральный храм Монастыря, который называется всеобщим, и где начинается общая ночная молитва.

В тускло освещенном уголке, один из монахов-чтецов читает шепотом последование полуночи (ночную службу). Атмосфера невероятно впечатляющая: в приглушенном свете двух-трех лампад, освещающих древние настенные фрески (иконы), беззвучно появляются одетые в черное фигуры монахов, читающих молитвы.

После полуночной службы, священник открывает Царские Врата и накладывает «Благословение» на главный храм, где будут петь заутреннюю, Часы и в завершении Божественную литургию.

Монахи и паломники, опираясь на твердую церковную скамью, в сосредоточенно внимают мелодичным песнопениям монастырского хора, участники которого, разделенные на две половины поют, приклонив головы.

В теплом свете лампад, среди умиротворяющей атмосферы, которую создают пары афонского ладана, священник оглашает кающихся, угощает присутствующих просфорой и в завершении литургии раздает запивку в маленьких серебряных плошках.

Сразу по завершении Божественной литургии, обычно около 6 утра (по светскому времени) следует трапеза, то есть первый прием пищи в этот день. Трапезничают в специальном месте – трапезной, которая находится рядом с храмом. Трапезная украшена чудными фресками, в ней монахи сидят за большим столом, отдельно от паломников, с игуменом и иеромонахами (то есть монахами, которые являются священниками), сидящих во главе стола.

Монахи едят тихо, слушая чтеца – монаха, который обычно читает житие Святого, чей день отмечается сегодня.

Монахи едят мало, поскольку еда для них второстепенна и, конечно, никогда не едят ради удовольствия. Когда трапеза закончена, монахи удаляются на некоторое время, после чего идут на ежедневные их послушания, то есть на работы. На послушания идут все монахи, в том числе и игумен, поскольку общая работа является основополагающей в каждом общежительном монастыре.

Естественно, молодые монахи выполняют более тяжелые работы, тогда как монахи постарше заняты работой полегче. Около 3.30 пополудни талант приглашает монахов на вечернюю литургию, по окончании которой следует ужин в трапезной.

После ужина следуют вечерние песнопения, а когда садится солнце и тяжелые двери монастыря закрываются, монахи удаляются в свои кельи для того, чтобы предаться молитве. Сон занимает в монастырской жизни ровно такое же место, как и прием пищи: монахи спят столько, сколько нужно, чтобы не умереть и не утратить здравый рассудок. Однако потребность в сне, как и другие основные желания человека, для афонского монаха — лишь искушения и страсти, которые он старается победить своей молитвой во имя Господа Бога.

К такому строгому распорядку начинают приучать себя и паломники. Им также приходится подниматься с постели глубокой ночью для всенощной – и чтобы понять происходящее на Святой Горе, это действительно необходимо делать.

Всенощная служба – это, возможно, самый впечатляющий момент из всех, которые предстоит пережить каждому посетителю любого афонского монастыря. Несмотря на то, что вы несколько нарушите ход ваших биологических часов, но выспаться вам все же удастся, поскольку после семи часов вечера (по светскому времени), когда двери монастыря плотно закрываются и свет уменьшается до уровня лампады или керосиновой лампы, вы вполне можете пойти поспать, как и все остальные паломники.

Когда закончится всенощная, в тусклом полумраке утренней зари, с ощущением во рту вкуса просфоры из Священного хлеба, который благоухает землей и ароматным деревом, вы идете в трапезную.

Дохиар
Троеручица
Григориат
Вершина Афона
Пандократор
Ксенофонт
Святая Гора

Как уйти в женский монастырь?

Многие люди не выдерживают суеты нашего мира и начинают задумываться о том, как им все надоело. Постоянно дом-работа, работа-дом, семейный быт начинает заедать, поездки к родственникам и путешествия не приносят той радости, которая была раньше. Хочется чего-то светлого и чистого, для души, чтобы внутренний мир раскрылся и почувствовал всю радость жизни. Эта тяга к чему-то более светлому и чистому с каждым днем становится все сильнее и сильнее. Вот почему люди уходят в монастырь. Человек начинает метаться и искать себя в новых делах, новых свершениях. Начинает жить общественной жизнью, но постепенно он понимает, что и здесь нет той радости, которую он хотел бы испытать. И тогда он обращается к Богу.

Как уйти в монастырь и что для этого нужно?

Для того чтобы уйти в женский монастырь нужно в первую очередь желание. Полностью осознавать то, что уйдя в монастырь человек уже перестает принадлежать миру – он начинает принадлежать Богу. То есть все его помыслы и дела должны быть посвящены только служению Ему.

К тому же сначала женщина некоторое время просто живет при монастыре, разбирается в себе и присматривается к укладу жизни монахинь и самого монастыря. Затем, по истечении времени, ей разрешают участвовать в жизни монастыря, жить по его укладу, но при всем при этом звания монахини ей не дают на протяжении года. Это делается для того, чтобы женщина, прочувствовав всем сердцем, могла решить, хочет ли она быть монахиней до конца своих дней или нет. По прошествии этого испытательного года, если все прошло благополучно, женщина становится монахиней.

Как уйти замужней женщине в монастырь?

В монастырь приходят самые разные люди, по самым разным причинам. Есть и вполне зрелые, есть совсем юные.

Замужние женщины тоже могут стать монахинями, но только в том случае, если у них на руках нет малолетних детей. То есть дети должны быть уже вполне взрослыми и сами могли бы зарабатывать себе на жизнь.

Как уйти на время в женский монастырь?

Если душа просит уйти в монастырь, но разум еще сомневается в правильности такого поступка, можно подойти к настоятельнице монастыря и попроситься в послушницы при монастыре. Матушка настоятельница никогда не откажет в помощи. В послушницах при монастыре можно находиться любой срок.

Можно ли уйти из монастыря?

Из монастыря можно уйти в любой момент, ведь монастырь является тем местом, куда люди приходят по велению своего сердца. Если человек не принял Бога в свое сердце, то ему будет трудно находиться в монастыре. Зачем себя неволить? Лучше будет уйти самому и разобраться в себе, а Бог всегда подскажет, как правильно сделать.

Молебен и звуки вальса

Бытует мнение, что монастырская жизнь распланирована по часам — от службы к службе, а монахи все время проводят в молитве, им чужды веселье и жизнерадостность. Это стереотип.

В монастыре сразу ощущается атмосфера благожелательности. Удивили и сами братья — большинство из них молоды (средний возраст — примерно 40 лет), а не стары и немощны, какими многим представляются монахи. В миру их назвали бы завидными женихами — высокий рост, здоровый румянец, нет лишнего веса.

В ожидании наместника, который был занят по хозяйству, со мной общался отец Михаил — высокий, стройный мужчина средних лет, сразу почувствовалось — интеллектуал.

Из дома я захватила пустую пластиковую бутылку, чтобы набрать в монастыре святой воды. Отец Михаил попросил сходить за ней совсем молодого послушника, добавив, что гостье нужно попробовать также монастырский творог и сметану.

— Еще меда свежего положи, — крикнул батюшка вдогонку парню.

Тот на гостинцы не поскупился, вернувшись с увесистым пакетом, который для меня был неподъемным. Послушник принес и святую воду в полуторалитровых бутылках с этикеткой, на которой указан адрес обители.

Не зачать, а сотворить

Разговор с отцом Михаилом начался с вечной темы — о семье и церковном браке, и, как следствие, продолжении рода. Не обошли и вопрос экстракорпорального оплодотворения, которое, как известно, церковь не приветствует.

— Почему, с религиозной точки зрения, нельзя делать ЭКО?

— Никто не может сказать наверняка, когда у человека появляется душа, может, это происходит в сам момент зачатия. Кстати, нельзя подходить к этому процессу механически. Супруги перед близостью с целью продолжения рода должны помолиться и отнестись к этому не как к спорту, а как к творчеству — не зачать, а сотворить, как Господь сотворил Адама и Еву.

— А если у пары не получается естественным путем зачать малыша?

— Значит, им нужно усыновить или удочерить ребенка, и тогда, такое нередко случается, Бог пошлет им собственного.

Обитатели монастыря — жаворонки. В половине седьмого начинается братский молебен, который читается только в обителях. Кроме него, по традиции Старочеркасского монастыря, братья молятся святым и читают другие молитвы — личное правило, которое монаху рекомендует его духовный отец.

Обязанности духовника исполняет 78-летний иеросхимонах Виталий. Долгое время он заведовал церковными лавками в Ростовском кафедральном соборе. Потом сильно заболел и стал схимником — это третья, последняя ступень монашества.

Заблуждение, что братья целые дни проводят за молитвой.

— Иначе мы были бы тунеядцами, — серьезно говорит исполняющий обязанности наместника отец Рафаил.

Если это не выходной и не праздничный день, после молебна монахи расходятся на различные послушания или работу. В монастыре обширный фронт работ.

В монастырские владения входит Войсковой Воскресенский собор с колокольней, храмы Донской иконы Божией Матери, Петра и Павла, Преображенская церковь, Успенский скит на острове Большом. На территории подворья в селе Васильево-Петровка монахи строят храм Александра Невского, на месте почти всегда находится иеродьякон Николай, который выполняет функции прораба. До монастырской жизни он был хорошим строителем. При этом братья сами себя кормят. При монастыре есть ферма и пасека. Натуральные продукты, которыми меня угостили монахи, были оттуда.

— Везде нужны люди, которые бы за всем этим следили. У нас остро ощущается нехватка рук, — сетует наместник.

В обители 16 монахов, три инока и пять послушников. В монастырь приходят помощники, или трудники. Обычно их около десяти или чуть более.

Ответ на молитву

В кабинете наместника много икон и памятных вещей, когда-то пожертвованных обители. Здесь же оказался и. старый патефон, органично вписавшийся в церковный интерьер.

— Английский, — уточняет отец Рафаил и ставит пластинку с песней Марка Бернеса, потом — вальс.

Батюшка поясняет, что увлекается настоящей музыкой и собирает предметы старины. Отец Рафаил, если не брать во внимание рясу, напоминает молодого преподавателя или студента семинарии.

— Учитывая вашу молодость, как вам удается управлять таким большим монастырским хозяйством, и главное, руководить в духовном плане людьми, которые намного вас старше? — задаю провокационный вопрос 28-летнему и. о. наместника.

— Когда я прошу выполнить какое-то послушание брата, который значительно старше меня, то делаю это, учитывая его возраст. Он же должен исполнить мое поручение, соблюдая устав монастыря. Мы обоюдно смиряемся: я перед его сединами, он перед моим саном.

Смирению молодой батюшка учится уже около десяти лет — с тех пор, как решил полностью посвятить себя служению Богу. Был момент, когда будущий отец Рафаил хотел создать семью.

Демид, или Диомид, Митрофанов родился и вырос в Батайске. В четыре года мальчика отдали в воскресную школу. Родители ребенка воцерковлялись вместе с сыном.

В девять лет Демид задумался об учебе в семинарии. Поступил в нее после окончания общеобразовательной школы. После обучения в Сретенской духовной семинарии служил по призыву в военно-воздушных войсках, радиолокационной роте. Часть была расположена на Валаамском архипелаге, в пяти километрах от знаменитого монастыря. В армию Демида провожала девушка — дочь священника, на которой после службы он собирался жениться.

В своих молитвах парень обращался к Господу: «Если мне суждено создать семью, то пусть это произойдет именно с ней, это та единственная, которая мне нужна».

Но разлука отдалила молодых людей друг от друга. Когда, казалось, что выбор сделан, общение с избранницей стало более редким, и в конце концов прекратилось.

После службы Демид вернулся к отцу и младшему брату, которым нужно было помогать. Пока он был в армии, в результате несчастного случая не стало мамы.

Так как чувство к девушке пропало, он окончательно принял решение, которое давно обдумывал, стать монахом.

— И не жалею. Я хотел максимально служить Богу и людям через проповедь Евангелия. Помогать им в трудных ситуациях. Монахи общаются с верующими, рассказывают им о церковных таинствах, в том числе крещении, венчании, как должны вести себя муж и жена по отношению друг к другу, чтобы в будущем им не пришлось разводиться.

— А крепок ли церковный брак? — спрашиваю священнослужителя.

— Разводы тоже случаются. Работая в ростовском епархиальном управлении, я в том числе занимался приемом прошений о расторжении брака и могу сказать, что разводится в среднем чуть более 300 пар в год. Основная причина — супружеская неверность. Нередко супруги объясняют, что хотят развестись из-за разницы характеров. Но Господь и церковь учат прощать даже за измену, тем более не может быть причиной для расставания бытовой конфликт. Как сказал апостол Павел о любви: «Она долго терпит, милосердствует, не превозносится, не раздражается, не мыслит зла, все покрывает». Если супруги будут следовать этим словам, их любовь никто и ничто не разрушит.

Отец Иоанн (Иван Ефимов) священник Старо-Покровской церкви Ростова-на-Дону

— Человек уходит из обычного мира, чтобы не заразиться его грехами. Есть братья, которые пришли в монастырь 15 — 20 лет назад и с тех пор ни разу не выходили за его пределы.

Монахи совершают в монастырях духовный подвиг — борются со своими страстями, живут по божьим заповедям. Сжимая кулак до белых косточек на пальцах, так монах должен сжимать свои страсти. Сделать это можно только молитвой.

Также монахи молятся обо всех людях. Пока есть монашеская молитва, мы чувствуем себя защищенными. Господь сказал, что даже ради одного праведника он может не осудить всех, а оставить мир без наказания. По состоянию монастырей можно судить о том мире, в котором мы живем. Число монашествующих в России сегодня растет.

В древнем патерике описывается поучительная история о монахе и сапожнике. Монах спросил у духовного отца, может ли человек спастись за монастырскими стенами, обремененный семьей и заботами. Старец послал ученика в сапожную мастерскую — понаблюдать за сапожником. Монах с утра до вечера смотрел, что происходит в мастерской. К сапожнику все время приходили заказчики, он общался с женой и детьми. Вокруг человека всегда была суета. Но никогда сапожник не пребывал в злобе или отчаянии, а спокойно и мирно принимал все происходящее. Во всех ситуациях он говорил: «Слава тебе, Боже». Тогда монах понял: человек благодарит за все, что Господь ему посылает, это и есть воля божья, направленная на его спасение. Значит, мастер, как и монах, живет по божьим заповедям.

Жизнь в женском монастыре, ч.2.

Благодарю за отклик! Сначала отвечу на несколько вопросов:

— Почему решила рассказать именно сейчас? Наболело. Кошмары по ночам снятся до сих пор (а через полмесяца мне уже 24). Необходимо с кем-то поделиться этой историей, чтобы отпустило раз и навсегда.

— Почему аккаунт новый? Потому что старые похоронила из-за своей же глупости (tsvetochek93 — хотела быть в Лиге Добра, но случайно влепила кому-то минус, а убрать уже нельзя; tsweetkova — высказалась по острой теме и не предоставила пруфы, стыдно).

— Почему ник мужской? Я — тян, пруфы будут. Привет фанатам American Gods)

На остальные вопросы постараюсь ответить дальше.

Итак, пока я перезнакомилась со всеми в комнате и разобрала вещи, наступило время ужина — трапезы, как здесь говорят. После неё все отправились на вечернее правило (молитвы перед сном), на котором я увидела в первый раз настоятельницу монастыря. Она составляла список послушаний на два дня вперёд. Послушание — это занятие, которым ты должна заниматься в перерывах между трапезами. Послушания были разными — это и работа на кухне, помощь в саду, уборка в храмах, мытьё полов в корпусах. Проще говоря — вся хозяйственная работа. Меня, как новенькую, поставили на пару дней поливать деревья в монастырском саду — тогда лето было ещё не таким дождливым) Ну а запрещённую вещь — мобильный телефон — я все же с собой пронесла ‘по благословению’, потому что надо было как-то связываться с дядей, иначе он бы сильно возмутился моим местонахождением. В памяти телефона хранилась богатая подборка треков русского рэпа и пара альбомов 50 cent (мне было тогда уже 14 лет — день рождения летом), поэтому пара дней в компании с деревьями казалась не такой уж плохой перспективой.

Шло время, деревья сменялись мытьем полов и кухней, меня приняли в приют, а с летних каникул начали приезжать воспитанницы. С кем-то я даже подружилась. Они рассказывали мне о монастырской жизни, а по вечерам (пока никто не слышал) мы пели песни КиШа и слушали тайком Диму Билана. Как оказалось, запрещённые вещи у нас все-таки были. Например, пара телефонов и плееров, кассеты с детскими сказками, на которых была записана отечественная попса, книга Вадима Галыгина (которую потом отобрали, потому что суслик — сами знаете кто) и несколько книг типа ‘Хроники Нарнии’. Гарри Поттера, кстати, читать было большим грехом, который меня заставляли исповедовать (но им не удалось убить мою любовь к Поттериане), слушать рок — вообще сатанинсткое занятие. Хотя с одним священником потом разговорились на исповеди о рок-музыке, он меня, кстати, поддержал) Ну а телефон у меня скоро тоже отобрали из-за одной девочки, которой я дала позвонить домой ‘без благословения’.

Одеваться мы могли только в кофты с рукавом по локоть и в юбки длиной по щиколотку, но у нас было подворье (монастырь за городом), где разрешалось носить юбки по колено. Платок на голове был обязательным. Цвета в одежде были любыми, кроме красного — в одежду красного цвета даже одевали провинившихся воспитанниц и монахинь. Ну а в Великих пост все носили исключительно чёрную одежду. В учебное время у нас была школьная форма как в советские времена, только длиной до пола (выложу фото в новом посте), белые фартуки были по праздникам, а чёрные — в обычные дни. Учились мы прямо в монастыре — в школу ездили только на экзамены и 1 сентября. Про учебу потом напишу отдельный пост — это очень весёлая (нет) история.

Всё, как у людей. Серьёзно. Было несколько моментов, когда из твоей тумбочки пропадали твои личные средства гигиены, ‘потому что той девочке нужнее’ и это очень раздражало. Из необычного — нельзя было мыться перед большими праздниками, ‘потому что твои родственники на том свете пьют твою грязную воду’, чистить зубы перед Причастием, ‘потому что воды с зубной пастой наглотаешься и будет уже не натощак’, да и просто мыть голову чаще, чем раз в три дня. Как я шла против системы? Очень просто — мылась и чистила зубы) Монахинь это раздражало, но разве смирение — не одна из основных добродетелей монашества?

Прошу прощения за ночной сумбурный пост — следующий выложу уже с фото (потому что сейчас темно, а фото оставила только в распечатке).

Ссылка на основную публикацию