Как стать монахиней женского монастыря

Как я пыталась стать настоящей монахиней, но не выдержала антисанитарии и психологического давления

Отречься от мирской жизни в пользу жизни духовной — это серьезное испытание, которое может стать смыслом жизни, возможностью увидеть этот мир по-другому. Истории о том, как российские звезды, такие, как Екатерина Васильева («Чародеи») или Ирина Муравьева («Москва слезам не верит») совершили постриг, в свое время наделали много шума, а сегодня своим опытом хотят поделиться и самые обыкновенные девушки, посвятившие себя Богу. Я хочу рассказать тебе историю девушки, которая мечтала об уделе монахини, но не смогла победить свое эго. Это не просто рассказ о том, как одна слабая монахиня не выдержала испытаний веры, но еще и описание реалий жизни тех женщин, которые ушли спасать свои души вдали от светской жизни.

Моя история не похожа на исповедь человека, который прошел длинный, полный духовности путь, пробирался через тернии к звездам и на себе ощутил все тяготы и благословения отшельнической жизни, вдали от дома, за пазухой у Всевышнего. Я всегда принадлежала этому миру и так и не смогла от него отречься, как бы крепки ни были мои отношения с Богом.

Я была самой обыкновенной девушкой, закончившей школу и мечтающей поступить на теологический факультет, а затем пойти дальше, постигая духовную семинарию. У меня не было ни стигмат, ни видений, ни православного воспитания, где заповеди стояли бы в основе взросления и формирования личности. Пока мои друзья и сверстники думали, кем бы хотели стать в будущем, я знала, что моя дорога приведет меня в монастырь.

Моя жизнь была исключительно светской, за исключением влияния бабушки, которая с детства говорила со мной о более тонких и непонятных мне материях — вере. Помню, как сейчас, как однажды она положила передо мной большую книгу в черной обложке, на которой красивыми, но странными буквами было написано «Библия». Мы вместе читали ее. Мне было непонятно то, что написано там, как-то не по-русски, но бабушка обещала, что все придет со временем.

Бабушкина смерть была для меня трагедией. В тот период времени мне было уже почти 16 лет, и в моем сознании появлялись первые признаки критического мышления. Мама не разделяла бабушкиных идей. Ей казалось, что религия и бабушкин подход к вере лицемерен. А я поняла это слишком поздно.

После того, как я пережила свою трагедию, в моем сердце поселилась мечта — уйти в монастырь, чтобы бабушка могла гордиться мной, а также потому, что я хотела разобраться: это внешний мир мешает мне быть искренней с Богом, или же подвох лежит в самой основе.


Итак, я прошла все необходимые стадии, прежде чем уйти. Первый шаг — уход из светской жизни. Второй — рясофор. Третий — постриг и обет. Я общалась со священником, который приезжал к нам в город, и он рассказал мне, что для того, чтобы уйти в монастырь, не нужен никакой повод. Не нужно быть неудовлетворенным мирской жизнью, достаточно лишь желания спасения души. У меня было несколько месяцев, чтобы подготовиться, доделать все свои светские дела, рассказать о своих планах родным, окончательно решиться. Этим я и занималась. У меня не было особых проблем, которые бы требовали моего присутствия. Я убедила родителей в том, что я этого хочу, и они не стали меня переубеждать. Парня у меня не было, и я считала это соответствующим знаком:
«Пока мои подруги томятся мирскими чувствами, я свободна от оков плоти», — так я думала, когда прощалась с близкими и друзьями.
На вопросы о том, а не хороню ли я себя в молодости, я отвечала уверенно, что не считаю уход в монастырь смертью ни телесной, ни, тем более, духовной.
Всё было добровольно. Никто не обманывал меня, не обещал мне лучшей жизни. Я точно знала, куда я иду. За полгода до моего пострига я работала волонтером на христианском съезде и там я познакомилась с множеством людей, у которых были примерно одинаковые мысли по поводу веры, но никто из них не рассматривал уход от мира. Кроме меня.

Итак, мой путь начался с приезда в монастырь, который находился далеко от того места, где я жила (название монастыря скрыто по желанию автора — прим. ред.). Вокруг были горы, лес, прекрасная природа, свежий воздух и какое-то упоение разливалось в воздухе.

На пороге я встретила женщину, одетую как монахиня, которая несла большую брезентовую сумку с чем-то тяжелым внутри. Я вызвалась помочь ей, забыв обо всем.

С такой фразой очень трудно спорить. Незабываемое ощущение — осознавать, что тебя послал сам Иисус.

Монахиня не приняла моей помощи — просто сжала мою руку в своей, а затем пошла своей дорогой, неся свой тяжелый груз без всякого напряжения.

Мое послушание началось, как я впоследствии поняла, вполне традиционно — с физического труда. Я помогала на кухне, убиралась в кельях, а также помогала тем, кто был болен и не мог сам переодеваться и есть.

В наш монастырь часто обращались за помощью люди из мира, а мы помогали. Сестра, с которой я служила и помогала ей делать перевязки больным, всегда говорила так:

«Мы не можем делать большие дела, но должны делать маленькие с большой любовью».

Я очень уставала от большого количества физического труда. В конце дня я буквально валилась с ног, но первое время мысли о том, чтобы всё бросить и уйти, меня не посещали. Я просто молилась и думала, что трудности — это лишь испытания, которые однажды станут частью моей новой жизни.

За время моего послушания я успела полюбить всех, кто был рядом. Я думала о том, что могу стать настоящей монахиней, но вскоре я поняла, что совершила ошибку…

Меня совершенно не смущало количество работы и большой физический труд, меня волновало то, что мой темперамент так и не смог стать по-настоящему монашеским. Я была кроткой и молчаливой, никогда не задавала спорных вопросов и не нарушала обетов, но в душе у меня всё еще теплился вопрос, ответ на который я хотела получить еще в детстве: что настоящее, а что нет?

Настоящим была вовсе не духовная часть этого сложного мира, а физическая. Если вы думаете, что самым суровым было испытание отрешения от плоти, целомудрие или долгие молитвы, то я разочарую вас. Такие конфликты могут сразить человека, не подготовленного духовно, а я была готова.


Самое ужасное — это условия, в которых мы жили. Мы трудились исключительно вручную, не пользовались ни дезодорантами, ни какими-то другими косметическими и гигиеническими средствами, купались в холодной воде, независимо от погоды, не спасались вентиляторами в жаркое время.
Хрестоматийный образ монахини — это женщина, борющаяся с демонами похоти и одиночества, но в реальной монашеской жизни есть проблемы не с сексом, а с гигиеной. Осознание, что ты грязная, потная, плохо пахнешь везде, где только можешь выделять какую-либо жидкость, отбивало все похотливые мысли, которые только могли прийти в голову, а в большинстве случаев на них просто не было сил. Это романтический флер, чья-то фантазия, фетиш, но не проблема монахини.
Послушницы спали вместе в одной келье, в кроватях, стоящих друг от друга на расстоянии полуметра. Электрических источников света у нас не было, поэтому приходилось одеваться в полной темноте, так как вставали мы в 4 утра. Казалось, что этого вполне достаточно, чтобы мы чувствовали себя немного одиозно, но вдобавок к этой неудобной утренней рутине правила монастыря диктовали нам прятаться под простыней своей кровати, чтобы сменить одежду, ведь видеть чужое обнаженное тело — это грех.

Когда я официально стала монахиней, мне всё еще было непросто. Те светлые чувства, которые я переживала, пока выполняла послушания и, выбиваясь из сил, надеялась на лучшее, прошли. Я стала думать о том, как же всё выглядит на самом деле.

Меня постоянно упрекали в том, что я «недостаточно послушна» и что у меня «слишком высокая самооценка». Последний комментарий всегда воспринимался мною очень болезненно.

После того, как я спросила старшую монахиню о том, почему послушницы едят черствый хлеб и используют газеты вместо туалетной бумаги, мне сделали замечание и отправили на дополнительные работы, которые отсрочили мое послушание еще на полгода.

По меркам монастыря, это как остаться на второй год в школе — унизительно, но в воспитательных целях. Обо мне стала ходить не самая лестная слава.

Однажды матушка нашего монастыря спросила мое имя, а после того, как я ответила ей, я увидела ее нахмурившиеся брови и услышала следующее:

«Ох, сестра, я много слышала о тебе».

Я не знала, что ответить ей на это. Кроме дерзкого «я тоже слышала о вас» я ничего не придумала, но я промолчала, покорно опустив глаза в пол.

Кроме физических трудностей, я начала испытывать еще и психологическое давление. Мало того, что каждый день нам приходилось стоять на коленях на холодном бетонном полу по 4 часа, так еще и наша старшая сестра каждое утро говорила весьма дикую фразу:

«Сестры, вы должны умертвить себя. Ваша ленивая и эгоистичная природа держит вас в гневе».

У нас было всего два монашеских наряда. Один подрясник мы надевали, другой стирали вручную в холодной воде. Таким образом мы меняли одежду. Однажды сестра-наставница последовала за мной на улицу, чтобы посмотреть, как я стираю свое облачение. Она достала свое распятие и обратилась ко мне со словами:

«Сестра, какую же болезненную рану ты наносишь Спасителю Нашему, когда стираешь свою одежду с такой пустой душой».

Сестра имела в виду, что даже стирка подрясника должна была быть наполнена заботой и любовью. Я ничего не ответила, но эмоционально была очень сильно подавлена.

Я начала винить себя в том, что мной овладевает гнев. Я не знала, смогу ли я побороть свою природу или же все станет только хуже.

В качестве послушания мы помогали в местном женском приюте: убирали, оказывали больным первую помощь, а также молились. Я и моя сестра убирались в комнате, она мыла пол, а я вычищала комоды. В одном из них я обнаружила тампоны.

Увидев тампон, я не смогла побороть дурные мысли, поэтому просто схватила его и спрятала за пояс.

Когда я вышла из комнаты, меня одолел такой стыд, что я едва сдержала слезы. Я не смогла найти утешение в молитве, когда думала о том, что женщине нельзя пользоваться такими простыми вещами, как средства гигиены. Такой способ опроститься казался мне унизительным, и ни одна монахиня, которая смогла побороть свое эго, не поддержала бы меня, хоть в глубине души, возможно, и поняла бы.

Когда мое дополнительное послушание подходило к концу, я уже не знала, кто я, чего я хочу и для чего я здесь. Я получила благословение, чтобы вернуться в мир. Я уходила с тяжестью на душе, вспоминая слова той доброй сестры, которая говорила, что сам Иисус послал меня сюда, вспоминала ее улыбку, на глазах наворачивались слезы.

Мои близкие помогли мне начать жизнь в мире сначала: позволили жить с ними, пока я искала работу, думала о том, что стоит снова пойти учиться. Помимо этого я задумалась о психотерапии. Я была в растерянности, глубоком смущении, разочаровании в самой себе и целом мире.

«Как можно было пойти таким неправильным путем, преследуя такую благую цель?»

Спустя год я нащупала хрупкий мир внутри себя. Я поняла, что быть монахиней — это не крест, это выбор, который должен прийти самостоятельно, но и он может оказаться неудачным. С тех пор я слышала много историй о том, как женщины возвращаются в мир, а потом приходят обратно, не теряют Бога, не теряют веры, дышат и молятся по-другому. Я благодарила Бога за такую неудачу, потому что многое поняла о самой себе. Не стоит спешить с тем, чтобы оставить мир позади, но так же и не стоит думать, что отказаться от светской жизни в пользу духовной — это глупо. Я хотела пойти по этому пути, но он оказался не моим.

Я помню о том, что «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное», и я — одна из них.

Как стать монахиней женского монастыря

Монашеская жизнь от посторонних глаз сокрыта, и праздного любопытствующего вторжения не допускает. Это естественно. Вокруг же того, что неизвестно, нередко формируются мифические стереотипы. Это объяснимо. Чаще всего они имеют мало общего с действительностью. Это факт. Итак, образно говоря, отделим зерна от плевел.

Самые распространенные заблуждения.

1. Стать монахиней проще простого, достаточно одного желания.

Разумеется, уход в обитель – дело добровольное, в основе которого лежит желание девушки уйти от мира и посвятить себя монашеской жизни. Но, между тем, как она впервые ступает на территорию обители и монашеским постригом проходит немало времени.

Нередко девушки ездят по разным монастырям, знакомятся с их уставами, которые пусть не кардинально, но все же отличаются друг от друга. После того, как выбор в пользу той или иной обители сделан, «кандидатка» обращается к игуменье (матушке-настоятельнице) с просьбой принять ее. Чаще всего, девушку оставляют пожить в монастыре, но в качестве… паломницы. Она имеет возможность посещать сестринские богослужения, общую трапезу (однако сидит за особым столом для паломников), глубже знакомится с жизнью в обители, помогает на общих послушаниях. Сестры же и начальствующие в монастыре (этого никто не скрывает) присматриваются к новенькой.

Если становится ясно, что девушка не находится под влиянием сиюминутных обстоятельств, а проявляет усердие в молитве, прислушивается к советам, понуждает себя к смирению и так далее, игуменья вместе со старшими сестрами решают принять ее в обитель. Она по-прежнему посещает общую трапезу, участвует в сестринских богослужениях, ей назначается постоянное послушание.

В качестве послушницы пребывают не менее трех лет. По истечении этого (или большего) времени, подается прошение на имя правящего архиерея и игумении на совершение пострига. Первая степень пострига – иночество (во время него еще не произносятся монашеские обеты). После него «форма» вновь меняется. Инокини носят рясу с длинными рукавами, апостольник и клобук (головной убор с черной прозрачной «фатой»). В иноческом постриге зачастую дается другое имя, так как это символизирует рождение нового человека для духовной жизни.

А вот так называемый мантийный постриг – это уже собственно монашество. Во время него гласно даются три главных монашеских обета: нестяжания (ничего не иметь своего), послушания, целомудрия (безбрачия). Кроме того, «новорожденная» монахиня облачается в мантию, состоящую из множества складок. Она означает охраняющую и покрывающую силу Божию. А то, что у мантии нет рукавов, обозначает, что у монашествующего как бы нет рук для суетной мирской деятельности, для греха. При ходьбе мантия развевается, подобно крыльям.

2. В монастырь берут всех без исключения.

Это не так. В монастырь не могут поступить люди, находящиеся в браке, а также женщины, имеющие несовершеннолетних детей. Более того, желательно, чтобы дети, даже достигнув 18 лет, что называется, крепко стояли на ногах. В некоторых греческих монастырях есть правило не принимать после 30 лет. В российских обителях такого жесткого правила нет, но всё же предпочтение также отдается молодым. Это обусловлено тем, что с возрастом человеку труднее меняться, сложнее слушаться, проблематичней пересматривать жизненные принципы, смиряться. Скажем, была в миру женщина специалистом с высшим образованием, а в обители ее просят пол помыть. У нее это вызывает недоумение. Пример условный, но подобное в жизни монастырей бывает.

Как, впрочем, случается и обратное. Поступают женщины в монастырь уже в почтенном возрасте, и потом являются для сестер примером и в послушании, и в усердии к молитве, и в смирении.

3. Весь день, с утра до ночи, в монастыре молятся.

Жизнь в обители подчинена довольно строгому распорядку, и молитве посвящается более шести часов в сутки. Но помимо молитвы все сестры исполняют и ежедневные послушания. Наш екатеринбургский Ново-Тихвинский женский монастырь можно назвать «отраслевым». Здесь существуют известные иконописная, швейная мастерские, греко-славянский и исторический кабинеты. Кроме того, монахини выполняют певческое послушание (кстати, возрождают древние – как русские, так и греческие – распевы).

Более мелкие (помимо основных) послушания распределяет благочинная (особая должность). Именно она решает, кому сегодня стирать, кому мести двор, кому полы мыть…

Пробуждаются в монастыре в 3.30. В обители стремятся посвящать начатки дня Богу: в 4 утра все собираются в храме на утреннее богослужение. Служба заканчивается в 7.00, и с этого времени у сестер свободное время, в которое сестры могут помолиться, почитать, отдохнуть. В 9.30 насельницы с пением идут в трапезную на обед. После обеда сестры расходятся на послушания, которые выполняют до 16.00 с перерывом на небольшой полдник. Затем совершается вечерня, после которой вновь с пением богослужебных песнопений сестры идут на ужин. После ужина до 18.30 – свободное время. Далее – малое повечерие, после чего начинается так называемое безмолвие, когда все без исключения хранят молчание В 19.00 все расходятся по кельям, где выполняют свое монашеское правило, посвящая это время только духовным занятиям – чтению и молитве.

Число сестер обители прибавляется (сегодня здесь живет 150 человек), а жилплощадь пока не прибавляется. Поэтому почивать монахини вынуждены на двухъярусных кроватях, по 5-6 человек в келье. Исключение составляют старшие монахини и схимницы, которые имеют отдельные келии.

4. Монахини не общаются ни с внешним миром, ни друг с другом.

Пустословие, конечно, в обители не приветствуется. Но общаются между собой сестры постоянно. Ссор здесь, разумеется, не бывает, а вот размолвки – люди остаются людьми – порой случаются. Но взаимные обиды и недопонимание на следующий день тяжким грузом не переносятся, примиряются сестры еще до захода солнца. «Прости» — одно из самых главных монашеских слов.

5. В монастыре нельзя читать светскую литературу, смотреть телевизор.

Действительно, в обители нет увлекательных светских романов, и телевизоров. Но не потому что это ЗАПРЕЩЕНО. А потому что потребности в этом у монахинь НЕТ. Людям, живущим в миру, понять это сложно. Остается принять, как данность. Факт остается фактом: если поставить телевизор, скажем, в монастырском фойе, и разложить для общего доступа газеты, журналы и другую светскую литературу, никто из монахинь даже бровью не поведет, не заинтересуется и не взглянет. Душа к этому здесь ни у кого не лежит.

А вот духовную литературу сестры читают с жадностью. За новыми книгами даже очередь выстраивается.

6. В монастыре живут на хлебе и воде.

Несмотря на то, что монахини соблюдают все посты, не едят мяса, не употребляют в пищу продукты животного происхождения по понедельникам, средам и пятницам, скудным их рацион назвать нельзя. Меню на месяц вперед утверждается настоятельницей.

Перекусов в обители, конечно, не бывает. В том плане, что, проходя мимо трапезной, перехватить чего-нибудь вкусненького – ни у кого мысли не придет. Просто потому что это не принято. Но, утомившись, выполняя послушание, можно попить кофе или чай. Кстати, тем сестрам, кому по состоянию здоровья положена диета, готовят отдельные блюда, и питаются они по индивидуальному графику.

7. К врачам монахиням обращаться запрещено.

Врачебная помощь сестрам в случае необходимости оказывается обязательно. Одна из насельниц монастыря – по профессии врач. Врачевание – ее основное послушание. Но, если кому-то из сестер требуется более глубокое обследование, монастырь обращается в больницу. В некоторых случаях врачи сами приезжают в обитель. Никакими средствами борьбы с болезнью в монастыре не пренебрегают. Ведь, как здесь говорят, недуг отвлекает от главного, не дает вести нормальную духовную жизнь. Зачем терпеть бесплодное мучение, если у тебя болит голова, когда можно выпить таблетку и потом иметь силы и для молитвы, и для труда?

Благодарим за помощь в подготовке материала сестер Ново-Тихвинского монастыря.

АиФ-Урал. 6 августа 2008 года.
—>

Calendar

ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

Устав трапезы
на Петров пост Устав трапезы
на Великий пост Устав трапезы
в Рождественский пост —> Устав трапезы
на Великий пост 06.03.2014 —> Устав трапезы
на Успенский пост —> Расписание богослужений
в храме св. Александра Невского Расписание богослужений
в храме Всемилостивого Спаса

25.10.2019
Преставление схмон. Евфросинии (Мезеновой) (1917 г.)


Монашество есть блаженство, какое только возможно для человека на земле, выше этого блаженства нет ничего. И это потому, что монашество дает ключ к внутренней жизни. Блаженство внутри нас, надо только открыть его.
прп. Варсонофий Оптинский

—>
—>

Монастырь выражает глубокую благодарность Департаменту имущественных отношений Министерства обороны РФ и Приволжско-Уральскому Территориальному управлению имущественных отношений, за отзывчивость и плодотворное сотрудничество с нашей обителью в деле ее возрождения.
—> Выражаем благодарность компании «Наумен» за разработку и поддержку сайта
Православная Русь

—>

Все иконы, представленные на сайте, написаны сестрами монастыря

Жизнь в монастыре. Часть 2

(Окончание. Начало опубликовано по этой ссылке).

Неравноправие

Степень суровости монастырских правил различна для всех. Заходишь, например, с утра в трапезную. На завтрак ни у кого благословления нет! Видишь целый стол с яствами, оставшимися после обеда и ужина. Сидят и о чем-то весело разговаривают монахини, послушницы, работники кухни. Замолкают при твоем появлении. Ешь вместе с ними. А на следующий день выслушиваешь от монахини Ефремы упреки: “Как ты могла покинуть участок и пойти в трапезную! На это ни у кого благословления нет. Да, монахини и работники сидят. Но они так уж. ”. Получается, что им можно, а мне нельзя! Или ты обязана ходить на вечернюю службу, даже если ноги отнимаются от усталости. А вот трудница Наталья, которая в монастыре моет посуду, их вообще может не посещать. Она сирота, всю жизнь скитается по монастырям. Ее в Пустыни жалеют.

У одной из монахинь в монастыре живет мама. Сама она — келарь (в мирском понимании — заведующая столовой). Мама, живущая в Пустыни уже несколько месяцев, помогает дочери в трапезной. У женщины нет четких обязанностей, нет послушаний. Всё, что она делает, совершается добровольно. Монахини иногда приходят в кельи друг другу без благословления. Они не ложатся спать в четко установленный срок, предпочитая общаться друг с другом. Почему же к новичку-труднице относятся столь сурово?

На все эти вопросы есть вполне обоснованные ответы. Почему существует неравноправие? Во-первых, ты в монастыре недавно. К тебе присматриваются, как и в любом коллективе. Во-вторых, пришла ты из ниоткуда, без благословления духовного отца. Это монахинь очень настораживает. В-третьих, неофита, как выяснится позже, проверяют на прочность. Одна из монахинь призналась: “Тебя специально послали заниматься тяжелым физическим трудом. Хотели проверить: выдержишь или нет. Все, кто начинают свой путь в монастыре, проходят через это. Потом отправят на другой участок работ, например шить рясы. Ты в монастыре должна уметь всё”.

Монахи: кто они?

— А вы сами давно в монастыре? — спрашиваю монахиню Ефрему.

— Таких вопросов монахам не задают. Но расскажу. Здесь я 12 лет. Сама из Сочи. Бывший геолог. Есть сын и внук. С родными почти не общаюсь.

Родные в монастыре — особая тема.

Монахиня Мария: “Я сама из Москвы. С 18 лет хотела стать монахиней. Духовный отец сказал: “Закончи институт”. Закончила. Заявила матери: “Хочу в монастырь!”. Мама не поняла: “Ты же — нормальная девушка!”. Потом — семейные скандалы и ссоры. Мама отняла паспорт, религиозную литературу, заперла дома, пыталась устроить на работу. Я вставала на колени: “Отпусти!”. Она стала ездить со мной в качестве паломника по монастырям. Мы стали понимать друг друга. Как-то звоню уже отсюда: “Мама, меня завтра стригут в иноки”. Мама: “Ну что ж, это твой путь”.

Монахиня Онуфрия: “Хотела стать монахиней с 16 лет, поселиться в Дивеевский женский монастырь. Потом подруга пришла в этот монастырь и “потянула” меня сюда. Я уехала сюда вместе с мамой и сестрой-близнецом. Теперь вся наша семья — монахини”.

Отец Дмитрий (служит в монастыре): “Уйти в монастырь можно только с благословения близких”.

Паломница – трудница — поиск духовного отца — вступление в сестринский корпус (с разрешения игуменьи) – послушничество – иночество — монашество. Это почти обязательная процедура вступления в монахини. Но бывают и исключения.

Монахиня Онуфрия поясняет: “Можно всю жизнь прожить в монастыре трудницей, а можно сразу стать монахиней. Главное — собственное внутренее ощущение, сила веры”.

С мирской точки зрения, всех монахинь монастыря можно разделить на три категории. Первая — молодые насельницы. Обычно это девушки 18-25 лет. С малых лет они посещают храмы и монастыри. При достижении совершеннолетия будущие монахини находят духовных отцов и принимают постриг.

Почему они покидают мирскую жизнь — вопрос сложный. Это тайна монашества. Молодые монахини — самый опасный для Пустыни контингент. Они легче могут впасть в искушения. Есть случаи, когда молодые монахини уходили из монастыря, выходили замуж и переставали посещать храм. Поэтому Священный Синод Русской православной церкви принял решение, что постриг могут принимать женщины, достигшие 30-летия.

Нужно понимать, что уход в монастырь — шаг очень смелый и крайне решительный. Человек меняет свою жизнь в корне, иногда не подозревая, что ждет его за оградой Пустыни. Монахиню может начать “ломать” спустя даже 10 лет немирской жизни. Это становится настоящей личной трагедией: женщина ожидает от монашества чего-то определенного, а получает совсем иное.

Уход из Пустыни — дело незапрещенное. “Наши ворота открыты, — говорит игуменья Георгия, — но что же делать, если ты дал клятву перед Богом?”

Вторая категория монахинь — люди, которые пришли в Пустынь после жизненной трагедии. Например, заболели или вели неправильный образ жизни и решили исправиться. Таких монахинь много: бывшие осужденные, женщины легкого поведения и т. п. Они — одни из самых религиозных. Никто из них не рассказывает о своем непростом прошлом и никто не задает лишних вопросов. И так все понятно, без слов.

Третья категория — пожилые монахини. Они принимают постриг на закате жизни. Некоторые становятся схимонахами (т. е. теми, кто не выполняет послушаний и только молится в своей одинокой келье). Престарелые монахини самые спокойные. Но и они иногда не выдерживают искушений. 70-летняя соседка по келье уехала из Пустыни в другой монастырь (оптинское подворье) без объяснения причин.

Полномочия насельниц Пустыни крайне регламентированы. Мать Мария отвечает за ризницу, мать Амвросия – за келарь в трапезной, мать Пелагия заведует складом, мать Онуфрия отвечает за “гостиничное хозяйство”, мать Иосафа — главный “рыбак”, мать Домна — монастырский врач. Монах должен уметь всё. Но в Пустыни никто не вторгается на “чужую” территорию, не выполняет чужих функций.

Монахини ведут правильный образ жизни. Они не выпивают, не курят, соблюдают посты (почти 240 дней в году). Местное население полагает, что насельницы перебираются на другую сторону озера и пускаются во все тяжкие. Это не так. Монахиням (которые, правда, позволяют себе купаться в рясах в Святом озере) попросту некогда заниматся распутством. Они работают по 6 дней в неделю. Если нет дел, они молятся, читают акафисты, выполняют другие послушания (например, одна из монахинь перед выходом из кельи должна 300 раз прочитать Иисусову молитву).

В воскресенье — длительная служба до часу дня. Воскресным вечером монахини спят перед тяжелой трудовой неделей.

Праздники, конечно, случаются: Пасха, например, или День Петра и Павла. В праздничные дни работать запрещено, но и выходить за территорию Пустыни не разрешается. (“Чтобы не искушаться”, — рассказывают насельницы). В праздники прибывают паломники. Им разрешено находиться в монастыре только три дня. Хотя есть исключения. Людей, которые давно ездят в Пустынь, монахини принимают как родных. Им позволено находиться в Пустыни даже несколько недель. (Зачастую паломники вызывают раздражение. Ощущаешь, что к ним относятся чуть ли не радушнее, чем к тебе, с ними не так суровы.)

Еженедельно монахини обязаны исповедоваться и причаститься. Перед причастием — обязательный трехдневный пост. Во время постных дней монахини стараются не разговаривать. Каждая из них этот трудный момент переносит по-разному. “В постные дни у нас случаются конфликты, — рассказывает мать Мария. — В это время наиболее велики искушения. Многие монахини не выдерживают и срываются”.

Взаимоотношения с местным населением и монахинями — вопрос неоднозначный. Храм Пустыни регулярно посещают прихожане. Монахини ходят в гости к больным и немощным верующим. Насельницы скупают у местных грибы и ягоды для собственных нужд. Для тех, кто в Бога не верит, путь на монастырскую территорию практически закрыт. Монахини могут рассказать много неприятных историй о неверующих, живущих в поселке. Местное население, по словам насельниц Пустыни, занимается воровством. “Утащить” способны всё: и лопату с монастырского участка, и икону из храма.

Кроме того, некоторые жители, по мнению монахинь, “промышляют” колдовством. Напротив церковного алтаря в цветнике мать Ефрема регулярно откапывает мертвых куриц. Птица, умерщвленная перед стенами храма, считается мракобесием. Священники, служащие в Пустыни, отказываются причащать и исповедовать “колдунов”.

За оградой

Почему же ты покидаешь монастырь после трех месяцев пребывания? Понимаешь, что ты — человек все-таки мирской (хотя бы пока). Ты оказался не готов к неожиданному повороту судьбы. Монастырь — это очень тяжело, это не для всех. В конце концов вести себя праведно можно и в миру!

Что оставляешь за оградой Пустыни? Частичку себя — прошлого. С чем идешь в мир? С осознанием того, что жизнь — прекрасная вещь, в ней можно совершить множество хороших, добрых дел.

И еще. Приходишь к выводу: ты можешь или упасть, или подняться. Но в любом случае, наверху и на дне, надо оставаться человеком!

Как живут в монастыре: исповедь монашки

При слове «монастырь» многие до сих пор представляют каменную келью, угрюмые лица, непрерывные молитвы и полное отрешение от мира. Или же личную трагедию, которая лишила человека смысла жить дальше, и он «ушёл в монастырь».

Как живут монахини в XXI веке, почему выбирают этот путь, я попыталась узнать у своей школьной подруги, которая живёт в монастыре уже более 10 лет.

Я с удивлением обнаружила, что моя школьная подруга практически не изменилась, несмотря на то, что мы не виделись четырнадцать лет! Такими же остались мимика и жесты, интонации, стиль речи. И характер. Сестра Александра (так зовут Юлию после пострига) охотно рассказала мне о своей жизни в монастыре, о том, что привело её сюда, и что она обрела здесь на самом деле.

В чужой монастырь

– Как ты решила уйти в монастырь? Ты с детства ходила в церковь?

– В церковь меня водила бабушка, а в старших классах начали ходить вместе с подружками, но мы и на тусовки успевали ходить, и даже в ночные клубы, хотя мама была против. Когда окончили школу, все решили поступать в духовное училище. Каждая из нас собиралась выйти замуж за батюшку, чтобы остаться в духовной сфере. Мы познакомились с учителями, начали готовиться к поступлению на следующий год. Я периодически ездила в этот монастырь, как-то раз осталась пожить на неделю, мне тут очень понравилось. Я даже хотела остаться, но нужно было вернуться домой, завершить дела. Нельзя быть чему-то обязанным и явиться сюда.

В общем, вместо замужества я выбрала жизнь в монастыре. Цель у нас была одна, а сложилось всё по-разному. Я не собиралась в монастырь, но я знаю девушек, кто собирался, но у них семьи сейчас. На всё есть воля Божья, никто ни от чего не застрахован.

– Существует мнение, что в монастырь в основном уходят люди, у которых случилось несчастье, и они больше не видят смысла в жизни. Или это какие-то «забитые» девушки, которые не смогли найти себя в обычном мире. Так ли это?

– От горя тут не скрыться. Нигде нельзя спрятаться от себя. В основном в монастырь приходят те, кому здесь нравится. Все люди разные: грустные и весёлые, спокойные и активные. Не согласна, что сюда приходят только «забитые».

(Мимо нас проходят две монахини, девушки лет 25: румяные лица, улыбки; что лишь подтверждает слова Юли.)

– Как принимают в монастырь желающих? Есть ли какие-то этапы?

– Люди просто остаются, подходят к матушке настоятельнице или благочинной. На новенькую смотрят, как она молится, работает. Главный критерий – послушание. Сначала девушка надевает платочек и длинную юбку. До пострига послушница может жить в монастыре от года до трёх, но это в среднем. Кто-то может прожить десять лет и уходит, так и не приняв пострига.

«Невольник – не богомольник»

– Чем занимаются монахини? Как обычно проходит день?

– У каждой есть свои обязанности – работа. Когда приходишь в монастырь, подаёшь документы – какое у тебя образование, какие навыки и опыт. Обычно стараются распределить работу по образованию: с медицинским – идут в медсёстры или становятся врачами, с экономическим – занимаются бухгалтерией, кто хорошо поёт – в хор. Хотя могут с двумя высшими и на коровник отправить. День начинается и закачивается молитвой. Встаем мы к 5.30 на первую службу, в течение дня трудимся, на трапезе читают жития святых. После обеда снова за работу, потом вечерняя служба, вечернее правило (молитва на сон грядущий), а спать ложимся около 11 вечера.

– А зарплату за свой труд вы получаете? На что вообще существуют монахини?

– В нашем монастыре зарплаты нет, хотя такая практика существует – в некоторых монастырях точно знаю, по праздникам выдают денежки. Где-то монастырь не может обеспечить монахинь полностью. У нас есть жильё, мы питаемся тут, нам выдают «рабочую» одежду. Но всё остальное… Кому-то помогают родители, родственники, знакомые.

– В каких условиях живут монахини?

– Условия у нас нормальные, живем по два-три человека в комнате, на этаже душ и туалет. Но в некоторых монастырях живут очень бедно, топят дровами. А если монастырь часто посещаемый, монахини устроены гораздо лучше: у каждой сестры свой домик, в котором есть кухня, спальня, зал. К ним приезжают гости, которых можно пригласить к себе, напоить чаем.

– Вы можете покидать монастырь и навещать родственников?

– Да, в каждом монастыре существует «отпуск», но везде разные условия. Где-то монахини могут уезжать каждый год, где-то чаще, где-то реже, в зависимости от обстоятельств. В некоторых монастырях установлены определенные дни, когда можно отлучиться. Все мы люди, хоть и живем в монастыре. Я считаю, что отпуск обязательно должен быть. Невольник – не богомольник.

Миру – мир

– Кстати, а как отреагировали твои родственники и друзья, когда узнали, что ты ушла в монастырь?

– А я никому не сообщила. Знали только самые близкие, и для них было тяжело меня отпустить. Остальным мы сказали, что я уехала в другое место. Просто появляется много вопросов и толков, когда люди сразу узнают. А когда это происходит через какое-то время – проще воспринять. Но многие готовятся уйти открыто.

– Были ли у тебя сомнения насчет правильности пути? Что должна делать монахиня в таком случае? И как реагирует начальство, если кто-то собирается уйти из монастыря?

– Как отреагируют – сложно сказать, конечно, печально, когда уходят из монастыря. Кто-то обсуждает сомнения с сёстрами, кто-то идет к настоятельнице. Иногда бывает очень тяжело… Но я могу рассказать о проблемах только близкому человеку. Мы живем как большая семья. Бывают и ссоры, и примирения. Но если человек решает уйти из-за чего-то – значит, изменилось его внутреннее состояние. Почему он не может принять какие-то вещи? Жизнь в монастыре, как и замужество – нужно искать компромиссы, чтобы остаться.

– Отмечаете ли вы праздники, дни рождения? Можно ли монахиням пить вино?

– Мы отмечаем православные праздники. Сначала Рождество, самый весёлый праздник: мы поём колядки, ходим по кельям. Потом Пасха… В некоторых монастырях можно выпить немного вина. Мы вместе празднуем, вместе постимся, это совсем не скучно, как кажется. Некоторые отмечают день рождения, но чаще день ангела.

– Много ли новых людей приходит в монастыри сейчас? И есть ли для них всех место и работа?

– В каждом монастыре нуждаются в новых людях. Сейчас не так много приходит, человек пять в год. Бум пришёлся на середину 90-х, и примерно до 2005-го много людей уходило в монастыри. Наверное, это было связано с тем, что в начале 90-х церковь начала возрождаться.

– Возможно ли в монастыре продвижение по службе, так сказать, карьерный рост?

– Это актуально для мужских монастырей. В женском можно стать игуменьей, но я никуда не стремлюсь, мне и так хорошо.

Как уйти в монастырь — условия приема для мужчин и женщин

Монастырь – это место, в котором душа находит покой и умиротворение, человек трудится во благо и добро, служа Богу. Перед тем как уйти в монастырь, человек должен узнать больше о монашеской жизни, проанализировать свое мирское бытие и принять верное решение. Обитель – это место для спасения души, путь добра и спокойной жизни, а не наказание, выбор принятия монашества должен быть осознанным.

Почему люди уходят в монастырь

Некоторые не понимают, почему люди отдаются монашеству. Бытует ошибочное мнение, что отправляются в монастырь те, кто не видят смысла в дальнейшей мирской жизни. Но отрекаются и отдаются во служение Богу не от большого горя или душевных ран, а в поисках покоя.

В жизни в монастыре нет тех забот, что преследуют мирских, а все монахи живут как одна большая семья, трудятся и несут крест, наслаждаясь близостью с Богом, отрекаясь от грешности и порочности. Еще в Древней Церкви святые подвижники посвящали свою жизнь молитвам, путешествиям по миру или затворничеству в столпах, в поисках покоя и для спасения души.

Чем отличается мирская и монастырская жизнь

Современное монашество сильно отличается от древних времен. Уходя из мирской жизни, монахи служат Господу, ежедневно молятся и тяжело трудятся, ведут свое хозяйство, занимаются рукоделием, продают готовые изделия и разную продукцию, выращенную или сделанную своими руками, а на вырученные деньги строят новые храмы.

В монастырях люди находят покой и умиротворение, отказываясь от грехопадения и соблазнов. В остальном жизнь в монастыре такая же: служащие могут иметь книги, не только святые писания, но и художественную литературу, они могут слушать музыку и смотреть фильмы, заниматься различными социальными проектами, медициной, строительством, образованием.

Какой монастырь выбрать

Монастырь можно выбрать, для этого можно спросить совета у своего наставника или пройтись по нескольким обителям. Многие монахи посещают несколько монастырей, остаются в них на несколько дней, в надежде, что Бог или сердце подскажет, где остаться.

Временно останавливаясь в обители, человек становится трудником, вместе с монахами он молится за благо монастыря, постигает азы и работает вместе со служителями. Но также и служители присматриваются к новому человеку, оценивают его отношение к монастырю и его жителям и принимают решение, оставить его и готовить к постригу или отправить восвояси.

Как подготовиться к уходу в монастырь

Живущий в миру, который чувствует, что должен отдаться во служение, должен подготовиться перед тем, как явиться на порог монастыря.

Будущий монах/монахиня должны:

  • Быть христианами.
  • Проникнуться душою к богослужениям.
  • Каждое утро и вечер молиться.
  • Придерживаться поста.
  • Чтить праздники.
  • Изучать литературу духовную, писания святых, а также книги о монастырской жизни.
  • Отыскать духовного наставника и получить благословения на служение.
  • Посетить несколько монастырей, послужить трудником и остаться в том, к которому лежит душа.

Условия принятия в монахи для женщин

Принимая решение отречься от мирской жизни, каждая женщина должна понимать, что в обитель приходят не для исцеления душевных ран, полученных из-за неразделённой любви, от смерти близких, а для того, чтобы стать ближе к Господу, очиститься от грехов. Переступив порог и приняв монастырскую жизнь, жизнь отдается во служение Христу Спасителю.

В монастыре рады всем, но пока за его пределами, в мирской жизни, остаются нерешенные проблемы, стены монастыря не смогут спасти душу, а только ухудшат ситуации. Одно из условий ухода в монастырь – в мирской жизни не должно остаться привязанностей и моментов, которые могут задержать человека в простой жизни. Только когда будущая монахиня будет готова отдаться служению Богу она сможет обрести покой и умиротворение в ежедневных трудах, молитвах.

Условия принятия в монахи для мужчин

Условия принятия в монахи мужчин такие же, однако, на мужских плечах в мирском мире больше ответственности за семью, работу и детей. Если мужчина хочет уйти в монастырь, оставив без поддержки свою жену и детей, желая сблизиться с богом, необходимо трижды подумать о правильности решения.

Если человек хочет уйти в монастырь, при этом безответственно ведет себя в мирской жизни, бросает детей, жену, то монашеская жизнь не сможет принести пользы и покоя заблудшей душе.

Чтобы монашеская жизнь была спокойной и умиротворенной, ступая на нелегкий путь иночества, желающим должен трезво оценить и обдумать решение, чтобы, приняв монашество, не сожалеть об этом, мечтая вернуться к мирской жизни. Монашеский обет – это не испытание, а путь, смысл которого освобождение души, не рабство, отдаваться во служение Богу необходимо не в наказание себе за грехи, а для добра и спасения души.

Видео: Как уйти в монастырь

Как женщине уйти в монастырь и что для этого нужно

Многим людям не под силу выдерживать суету современного мира, поэтому они начинают думать о том, что они устали и им всё надоело. Постоянно дом-работа, работа-дом, домашний быт уже начинает доставать, поездки к родным и путешествия не приносят той радости, которая была ранее. Хочется чего-то чистого и светлого для души, чтобы открыться миру и ощутить всю прелесть жизни.

Данное желание познать что-то более светлое и чистое с каждым днём становится всё сильнее и чувственней. Вот поэтому люди и желают уйти в монастырь. Человек начинает суетиться и пытается искать себя в новых делах, а также свершениях. Начинает жить публичной жизнью, но со временем он осознаёт, что и тут нет той радости, которую он желал бы ощутить на себе. С этого момента он обращается к Богу.

Как уйти в женский монастырь?

Для того, чтобы уйти в монастырь для женщин, первым делом необходимо наличие желания. Нужно всецело понимать то, что после ухода человек уже не принадлежит миру – теперь он принадлежит Богу. Это означает, что все его помыслы и деяния должны быть посвящены лишь служению Всевышнему.

Вдобавок поначалу некое время женщина просто проживает при монастыре, при этом разбирается со своим внутренним миром и приглядывается к укладу и режиму жизни монахинь, а также монастыря. После чего со временем ей позволяют принимать участие в жизни монастыря, а также жить согласно его режиму, однако при этом ей не дают звания монахини в течение года. Это совершается для того, чтобы женщина, прочувствовав всем своим сердцем, могла для себя решить, желает ли она быть монахиней до конца собственных дней либо же нет. После окончания данного испытательного года, в случае если всё прошло хорошо, женщина может стать монахиней.

Может ли замужняя женщина уйти в монастырь?

Попасть в монастырь желают самые различные люди, по самым различным причинам. Есть и полностью взрослые, есть совершенно молодые. Замужние дамы тоже могут стать монахинями, но лишь тогда, когда у них на руках нет маленького ребёнка. Другими словами, дети должны быть уже полностью взрослыми и способными самостоятельно зарабатывать для себя на жизнь.

Можно ли на время уйти в монастырь?

Если душа и сердце просит уйти в монастырь, однако разум ещё колеблется в верности этого поступка, то разрешено обратиться к настоятельнице монастыря и попроситься на роль послушницы при монастыре. Настоятельница никогда не позволит себе отказать в поддержке. В качестве послушницы при монастыре можно быть любой срок.

Как можно покинуть монастырь?

Уйти из монастыря разрешено в любой момент, так как монастырь — это такое место, куда люди приходят по собственному желанию. Если человек не сумел принять Бога, то находиться в монастыре ему будет тяжело. Так зачем же себя мучить? В таком случае можно уйти самому и разобраться в себе, а Бог уже даст подсказку, как это сделать.

Как уйти в женский монастырь: подробная инструкция

В стенах монастыря от ежедневных проблем и суеты спасаются самые различные люди – разных возрастов, образования, общественного положения. Обитатели рады принять практически всех. Большая часть из числа тех, кто приходит в монастырь – это сильные и предприимчивые люди, так как жизнь в монастыре сложна как на физическом уровне, так и на духовном.

Что для этого нужно?

Для того, чтобы девушке уйти в монастырь нужно:

  • удостоверение личности;
  • автобиография;
  • свидетельство о семейном положении;
  • заявление на имя настоятельницы.

Подробная инструкция

Чтобы попасть в женский монастырь, первым делом вам необходимо:

  • Решить для себя – вправду ли вы готовы уйти в монастырь и жить по его режиму. Ведь уход в монастырь – это чрезвычайно важное, судьбоносное решение. Принимая данное решение человек должен осознавать, что ему придётся полностью поменять свою жизнь. Проживание в монастыре довольно-таки нелёгкое – необходимо много работать на физическом уровне, блюсти все посты, усмирять плоть. Однако при всём этом проживание в монастыре освобождает человека от мирских проблем и тревог, позволяет приобщиться к свету, вере и чистоте.
  • Когда же ваше желание твёрдо, посоветуйтесь со своим исповедником. Он поможет для вас условиться с выбором монастыря и приготовиться к уходу из повседневного мира.
  • Упорядочить все свои документы, дела, а также урегулировать юридические вопросы.
  • Поговорить с настоятельницей монастыря и сообщить ей о своём желании приехать в монастырь. Она даст подсказку, что необходимо иметь при себе.
  • При приезде необходимо предоставить удостоверение личности, свидетельство о семейном положении, а также написать автобиографию. После чего написать заявление на имя настоятельницы о принятии в монастырь. Когда же с документами всё хорошо, вам есть 18 лет, вы не замужем или разведённая, у вас нет ребёнка либо ваши дети уже самостоятельны, вас примут в монастырь на испытательный срок. Обычно данный срок составляет 3 года. Срок могут сократить в зависимости от того, как хорошо вы сможете проявить себя в монастыре.
  • После завершения испытательного срока настоятельница сделает представление о пострижении правящему Архиерею, и теперь вы можете принять монашеский чин и жить в монастыре.

От чего же отрешаются монахи? Какие они дают обеты? В православных монастырях существуют такие аскетические обеты:

  1. Повиновение — у монаха уже нет своей воли, он полностью и всецело подчиняется исповеднику. Забудьте о собственных желаниях и воззрениях, о гордости и своеволии!
  2. Безбрачие (для девушек – девство) — монахам запрещено вести половую жизнь, поэтому и заводить ребёнка, семью. Это не значит, что принимаются лишь бездетные и сохранившие целомудрие. Нередко в данное место приходят и вдовы, чьи дети уже взрослые.
  3. Нестяжание — монаху запрещено иметь какую-либо собственность, он считается нищим человеком.
  4. Неизменная молитва — даже выполняя рутинную работу, монах должен мысленно молиться.

Духовный мир человека

Духовный мир человека чрезвычайно многообразен и почти во всём зависит от государственных традиций, особенностей воспитания. Всё же есть и общие моменты, характерные фактически всем народам. Конкретно духовная жизнь и делает человека человеком, она способна открыть всё наилучшее, что в нём есть.

Верующий человек и его духовный мир

Вера в Бога нацеливает человека на духовные ценности, которые выходят за границы обыденной жизни. Кроме того, конкретно духовная жизнь является основой жизни человека, устанавливает нравственные и моральные нормы. Человек пытается не совершать плохих поступков – другими словами, не причинять никому зла, не совершать того, что может принести вред его душе.

Поистине верующий человек почти во всём является прототипом для подражания, так как он очень добр, миролюбив, скромен, щедр, постоянно готов приходить на помощь в тяжёлое время. Соблюдение духовных заветов величайших религий и вправду делает человека намного чище, выводит его жизнь на более качественный уровень.

Чрезвычайно принципиально то, что верующий человек постоянно лицезреет вокруг себя бессчётные доказательства истинности собственной веры. Большое количество событий показывают ему всемогущество Бога, уверяют в том, что Господь никогда не оставит его наедине. Уже одно осознание этого придаёт религиозному человеку мощнейшую духовную поддержку, а также помогает мужественно переносить различные проблемы.

Духовный мир атеиста

Если человек не верует в Бога, это ещё не значит, что у него нет духовности. Ведь всё находится в зависимости от самого человека. Доказано, что на практике многие атеисты являются более добросовестными и хорошими людьми, чем верующие.

Для атеиста первое место в его духовном мире занимают главные людские ценности. Доброта, милосердие, любовь, честность, сочувствие – даже будучи атеистом, эти качества чрезвычайно необходимы. О них просто нереально забыть, их нельзя обойти стороной. А также, остаются и другие важные ценности такие, как тяга к знаниям, исследованиям загадок нашего мира.

Не следует забывать и о совести, которая является важным духовным свойством человека. Ведь человек, который живёт по совести, никогда не позволит себе поступать нечестно, зазорно, несправедливо.

Другие учения

Подавляющая часть имеющихся сейчас других учений также уделяет большущее внимание духовному миру человека. На первом месте у них выступает развитие человека, его возможностей, познания мира. Даже в оккультных учениях, которые являются, исходя из убеждений обычных религий, полностью неверными, духовное развитие считается не попросту нужным, а самым важным и приоритетным.

Для последователей альтернативного учения его путь превращается в путь познания. И на данном пути нет места жадным, гордым, ожесточённым людям. Путь познания полон ловушек: чтобы пройти его, нужно владеть кристальной чистотой. И тут самыми важными являются те же ценности – справедливость, честность, бескорыстие.

Опять-таки мотивацией, основой духовности, выступает тяга к познанию нашего мира. Жажда познаний, желания осознать, понять, постоянно были характерными для человека. На пути данных учений, обычно, нет догматов. Кроме того, сомнения в истинности тех либо других моментов учения, стремление задавать вопросы лишь приветствуется. Недостаточно просто о чем-то прочитать, нужно на своём опыте провести проверку всего. В результате жизнь превращается не просто в следование устоявшимся догмам и правилам, а путешествием в неизвестное, которое полно приключений.

Надеемся данная статья поможет вам разобраться с вопросами относительно ухода в монастырь и будет полезна. Посвятить свою жизнь Богу — это действительно серьёзное и трудное решение, однако оно имеет множество плюсов. Конечно же, данный путь подойдёт не всем, но тем, кто желает обрести что-то новое для души, что-то светлое и чистое, такой выбор подойдёт.

Отзывы и комментарии

Маршрут»работа-дом-работа»реально может поднадоесть,но путешествие-то всегда приносит радость,если оно в интересное и приятное место.Уйти в монастырь можно и не покидая свой дом -просто для этого нужно перестать читать новости в газетах,интернете,телевизоре,по радио.Просто музыку слушать или смотреть заинтересовавшее кино можно.Носите дома тоже чёрную одежду,можно не покрывать голову.Разместите у себя в комнате иконы,перестаньте есть мясо и желатин,белую выпечку.Можно по мере необходимости выходить купить продукты,собрать травы для окуривания помещения.Из животных дома в таком случае можно иметь котейку или птицу.(потому что с псиной придётся 2раза ежедневно гулять)

Как уйти в монастырь — что для этого нужно

Монашество – это сложное решение, требующее ответственности.

В монастырь уходят люди, которые хотят поставить в качестве своей цели служение Богу и общение с ним.

Монашество отдаляет человека от мирской суеты и тревог, благодаря молитвам соединяет с Богом.

Что такое монашество

С греческого «монах» переводится как «одинокий», «отшельник». В русском языке монахов также называют «иноками», что значит «иной», «другой». Монашество – это таинство, которое содержит в себе отречение.

Поэтому стать монахом можно только оторвав себя от внешнего мира, отрекшись от всего мирского. Но для этого необходимо усердно трудиться и готовиться к принятию нового образа жизни. Нужно проверить своё решение на прочность, после чего принять обеты.

Три обета — это целомудрие, нестяжание и послушание. Целомудрие – это безбрачие и усмирение желаний плоти. Нестяжание – это отказ от мирских благ. Необходимо отказаться от своих пристрастий, богатств и материального мира. Послушание – это отсутствие воли перед всяким человеком и Богом. Нужно доверить свою жизнь Господу и покориться его воле.

Как уйти в монастырь женщине

Так как это важное решение, прежде всего нужно обдумать всю его серьезность. Монашество предполагает кардинальные перемены в жизни. Живя в монастыре, необходимо трудиться не только молитвами, но и работать, соблюдать все посты и укрощать свою плоть.

Если же желание крепко, и всё решено, то нужно посоветоваться с исповедником. Он даст нужные советы, поможет лучше понять и осознать образ монашества, подготовиться к уходу в монастырь.

Перед этим нужно решить все вопросы в своей обычной жизни, разобраться с бумагами, делами, решить все юридические вопросы, поговорить с близкими. Затем нужно выбрать, в какой монастырь отправиться, поговорить с настоятельницей, сообщить ей о своём решении. Она же может рассказать, какие документы для этого понадобятся.

В России женщине необходимо иметь при себе удостоверение личности, свидетельство о семейном положении и краткую автобиографию. Также нужно составить заявление о принятии в монастырь. Обязательные условия, при которых берут на службу, – совершеннолетие, отсутствие мужа, несовершеннолетних детей.

Если с документами всё в порядке, следует поступление в монастырь и испытательный срок, на время которого женщина становится послушницей. Срок послушничества зависит от того, насколько хорошо женщина справляется с обязанностями и жизнью в монастыре. После этого, идет пострижение, принятие обетов, и женщина становится монахиней.

Как уйти в монастырь мужчине

Сам процесс подготовки, наличие документов и обязательные условия для службы схожи с женскими. Мужчине так же при искреннем желании стать монахом необходимо испытать себя. Нужно ходить на службы, исповедоваться и причащаться.

Рекомендуется побеседовать с духовным наставником, который поможет принять правильное решение. Можно совершить паломничество и временно отправиться в мужской монастырь.

Можно также побыть трудником, выполнять трудную физическую работу и окончательно решить для себя, правильный ли был выбран путь.

Затем при получении разрешения можно стать послушником. После испытательного срока в несколько лет можно обратиться к игумену и стать монахом.

Как мирскому человеку стать послушником

Послушник – это тот, кто готовится к монашеской жизни. Поэтому, прежде всего необходимо поехать в монастырь паломником.

Для мирян паломничество длится несколько дней, и в процессе можно приблизительно испытать на себе жизнь монахов. Гости проходят послушание, трудятся, молятся и приучаются к жизни в монастыре.

Во время этапа послушничества люди уже постоянно живут в монастыре и работают наравне со всеми. Послушничество может длиться много лет, прежде чем послушники становятся монахами.

Можно ли уйти в монастырь от мирских проблем

В монастырь люди уходят не потому, что у них жизненные трудности. Уход в монастырь не должен равняться побегу от всего плохого и от своих проблем.

Единственное, что должно вести человека к монашеству – чистое и искреннее желание служить Господу и ближним своим.

Это серьезное решение, поэтому необходимо поговорить со священником, со своими близкими. Нужно понять, зачем и для чего это делается, после чего увериться в своем решении.

Именно поэтому рекомендуется перед уходом в монастырь решить все свои проблемы в мире, после чего проверить себя как трудника и послушника.

Может ли человек, страдающий алкоголизмом и наркоманией, пойти в монастырь

Люди часто ищут помощи в монастырях. Те, кто страдает от алкоголизма и наркомании, могут жить в монастыре, чтобы исцелиться с Божьей помощью, но они не могут быть послушниками и стать монахами.

Только избавившись от недуга и укоренившись в решении, можно стать послушником с разрешения настоятеля.

Как поддержать близкого человека, решившего стать монахом

Близким людям человека, который принял такое ответственное решение, следует подробно изучить тему монашества и постараться понять, почему он уходит из мира. Эти знания помогут поддержать человека.

Благодаря этому он со спокойной душой отпустит мирскую жизнь и начнет служение Богу. Также можно помолиться и попросить у Бога помощи близкому на его пути.

Заключение

Монашество избирают для себя люди, готовые к лишениям ради службы Богу. Служение их – молиться за ближних, за грешников и за праведных, за мир, который наполнен грехами. Каждодневными молитвами они очищают свое сердце и мир вокруг них.

Уйду в монастырь: как живут монахини в Бобруйске

Корреспондент Sputnik провела день в женском монастыре и узнала, что приводит сюда женщин и как меняется их жизнь.

«С меня довольно — ухожу в монастырь». Такие слова нередко можно услышать от людей, уставших от городской суеты или разочаровавшихся в любви. Кто-то говорит это в шутку, кто-то всерьез. Однако те и другие вряд ли осознают, что такое монастырь и для чего он нужен. Корреспондент Sputnik Юлия Балакирева проверила это на личном опыте, побывав в женском монастыре в честь Святых Жен Мироносиц в Бобруйске.

Много званых, но мало избранных

Находится монастырь в тихом и спокойном месте. От центра города сюда идти пешком минут 20. Располагается прямо на территории Бобруйской крепости. Под кельи отданы бывшие военные части. Здания построены в 1820-1830 годах и являются памятниками архитектуры. При ремонте удалось сохранить их исторический внешний вид.

Монастырь немноголюден. Средний возраст находящихся здесь женщин, или, как их принято называть, сестер, — от 54 до 73 лет. В процессе общения с ними узнаем, что сюда обращаются не только те, кто воспитывался в религиозной семье. Приходят и люди с непростыми судьбами.

«Сюда их ведет Бог. Делает это для их спасения. Мы принимаем всех пожить, посмотреть, смогут ли здесь остаться. Монашеская жизнь не для всех. Некоторые не выдерживают и уходят. Много званых, но мало избранных. Этот путь не для каждого», — говорят сестры.

По словам собеседниц, за последние полгода сюда приходили четыре бобруйчанки. К сожалению, им не хватило терпения и выдержки, чтобы остаться здесь.

Преддверие рая

Сразу монахинями не становятся. Прежде нужно пройти долгий путь. Поступившая в монастырь сперва становится трудницей и в любой момент может уйти отсюда, что не будет считаться грехом. Если этого не произошло, ее одевают в послушницы. То есть шьют для нее монашескую форму. Сестра должна убирать за собой, читать молитвы, выполнять послушания, но самое главное — заниматься спасением своей души.

Настоятельница монастыря, игуменья Раиса, отмечает: монастырь считается преддверием рая, где человек должен очистить душу. Любая женщина приходит сюда из мира, где жила по другим правилам. А отойти от них крайне сложно.

«Не всем легко дается отказ от своеволия. Ведь в монастыре во всем нужно слушаться настоятельницу. Также идет внутренняя борьба: человек борется с соблазнами», — говорит собеседница Sputnik.

В статусе послушницы можно пробыть и три года, и десять лет. Все зависит от того, насколько изменилось состояние ее души. А это видно по поступкам, отмечает настоятельница.

«Для послушницы важно смирение, терпение, послушание и кротость», — поясняет она.

Следующий шаг — инокиня. Сестра принимает постриг, после чего у нее меняется монашеская форма, она читает больше молитв. В этом статусе может пробыть сколько угодно времени. Игуменья Раиса рассказывает об инокине, которой уже 70 лет, а постриг в монахини она до сих пор не приняла.

Постриг в монахини происходит, когда сестра становится духовно готовой. Во время этого таинства она дает три обета: нестяжания, целомудрия и послушания. Правящий архиерей, который проводит чин пострига, дает монахине новое имя, о котором до этого момента она не знает. Волосы ей постригают крестообразно, как при таинстве крещения младенца. Монахиня складывает их в салфетку и хранит всю свою жизнь. А когда умирает, ее хоронят вместе с ней. Также в руки покойной кладут постригальный крест и свечу, которые держала при постриге.

«Сестры, прошедшие все искушения в монастыре, испытав духовную брань, принимают монашеский постриг — малый ангельский образ. Принимая постриг, становятся невестами Христовыми», — отмечают в монастыре.

Беседа с Богом

В монастыре принят четкий распорядок дня. В 6:00 в храме начинается чтение монашеского правила, затем следует Божественная Литургия, на которой присутствуют также паломники и горожане. После — трапеза. Готовят еду повар и дежурные сестры. Питаются в монастыре достаточно скромно. В непостные дни употребляют рыбные и молочные продукты, яйца, растительную пищу.

После трапезы служатся молебны, акафисты, панихиды. Затем наступает время для послушаний. Сестры занимаются рукоделием, в летнее время работают на огороде, в теплицах и цветнике. Делают заготовки на зиму. Также помогают в швейной мастерской. Здесь шьют монашеские одежды и все, что нужно для убранства храмов и обустройства келий. Форма у послушницы, инокини, монахини и схимонахини разная. Но у всех она черного цвета. Как поясняют сестры, это одежда покаяния, которая символизирует их умирание для мира.

В 17:00 начинается вечернее богослужение, которое длится до 20:00. После чего сестры ужинают, и начинается чтение вечернего правила. Перед сном снова молитва. Отбой в 22:00.

В монастыре есть телевизор. Иногда сестры просматривают духовные программы по православному каналу «Союз».

У каждой сестры — отдельная келья. Интерьер здесь достаточно скромный. Из мебели стоят кровать, шкаф, стол и стул. Есть иконостас. Вход в келью разрешен только по благословению настоятельницы. Считается, что это личное пространство сестры, в котором она ведет молитвенную беседу с Богом.

По зову сердца

В монастырь приходят люди с разными судьбами. Инокиня Наталья рассказывает, что всю жизнь была достаточно религиозным человеком. Почти 20 лет несла послушание на клиросе в храме. С годами желание уединиться и служить Господу росло. Когда двое сыновей Натальи стали взрослыми, она приняла решение уйти в монастырь.

«При постриге в иночество я просила Матерь Божию взять моих сыновей под покров. Верю в то, что она управит их жизнь во благо», — говорит собеседница.

Инокиня отмечает: находясь в монастыре, человек вымаливает и спасает весь свой род — родственников живых и ушедших в мир иной.

«Если человек спасает в монастыре свою душу, то души его родных тоже спасаются», — добавляет она.

У инокини Инны в миру остался сын. Собеседница рассказывает:

«Всю жизнь проработала на стройке. В церковь ходила, как и все. Когда мне было 52 года, решила уйти в монастырь. Сыну к тому моменту было 33 года. Можно было о нем не беспокоиться. Таков был зов моего сердца».

Затянувшаяся стройка

Между тем, монахиням приходится не только заботиться о своих душах, но и решать бытовые вопросы. Пожалуй, самая большая проблема для монастыря сегодня — затянувшаяся стройка храмов.

Один из них назван в честь Святого Благоверного князя Александра Невского с приделом в честь Святителя Николая. Уже три года здание стоит без крыши и окон.

«Скоро оно начнет разваливаться. Продолжить строительство храма не можем, потому что нет пожертвований. Последние два года наш расчетный счет пуст», — говорит игуменья Раиса.

Не достроен храм в честь первомученика и архидиакона Стефана с двумя купелями в честь великомученика и целителя Пантелеймона и архангела Рафаила. Планируется строительство третьего храма и четырех часовен.

Монахини просят откликнуться всех неравнодушных и отмечают: монастырь уникален. В его домовом храме в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница» хранятся около 150 частиц мощей. Они принадлежат Святому Апостолу Андрею Первозванному, Преподобной Матроне Московской, Святому Благоверного князю Александру Невскому, Святителю Николаю и другим. Есть две иконы «Скоропослушница». Одна привезена из Дохиарской обители на Афоне, вторая написана в монастыре в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме.

«Когда мощи святых доставляют в Беларусь, люди готовы выстоять в часовых очередях. А у нас они хранятся в свободном доступе. Мечтаем разместить их в своих новых храмах», — говорят собеседницы.

Монахини: опыт одного паломничества

Однажды в паломнической гостинице одного монастыря (намеренно не указываю здесь ни его названия, ни местоположения, чтобы никого не смущать) я пила чай вместе с другой трудницей. Слово за слово, и разговор зашел о том, что такое женское монашество и как к нему относиться… С мужским монашеством все «проще», ведь оно зачастую предполагает пастырское служение: монах может стать иеромонахом, духовным отцом.

В памяти сразу возникает образ красивых одухотворенных людей с высокими клобуками и развевающимися черными мантиями, проносящихся по Псково-Печерскому монастырю… Старцы, богословы, молитвенники… А что такое женское монашество? Многие уверены в том, что главное призвание женщины – это материнство… Если так, рассуждаем мы с трудницей, то что может его заменить? Неужели бесконечные хозяйственные работы в восстанавливающихся монастырях? Тяжелый труд на монастырской кухне? Или, может быть, послушание гида по обители?

Кто такая современная русская монахиня?

А. Шилов. За Веру и Отечество. Разведчица Великой Отечественной войны Н.В. Малышева, монахиня Адриана, насельница Пюхтинского подворья, 2008 г.

Пытаясь ответить себе на этот вопрос, набросаю портреты нескольких монахинь, с которыми я недавно познакомилась: каждая из них меня чем-то удивила. Все имена изменены.

Инокиня Валентина

Я попала к ней на послушание на монастырской кухне. Старенькая, но удивительно энергичная инокиня, безо всякого ропота может прийти в пять утра и смиренно отработать девять, а то и десять часов – в ее-то возрасте! Вот у кого стоит поучиться трудолюбию и дисциплине. Матушка Валентина приехала в монастырь издалека. Она немного похожа на представительницу древнего сибирского народа или старую лапландку из «Снежной королевы». Муж и сын ее умерли, она долго жила при храме в Сибири, пока не приехала сюда по благословению своего духовника.

Работать на кухне было нелегко, особенно такой заядлой городской жительнице, как я. Я сроду не пользовалась печкой, да и вообще бываю несколько нерасторопна. Это сразу заметила острая на язык матушка: «Ты что, на ветке выросла?!» Признаюсь, порой в душе я роптала на мать Валентину: она не давала мне зазеваться и держать открытой воду во время мытья котлов, учила разным тонкостям хозяйствования и недоумевала по поводу моей неприспособленности к работе на монастырской кухне. Но послушание есть послушание.

Правда, обижаться на матушку невозможно: стоит только посмотреть на ее улыбающееся, по-детски наивное и доброе лицо или услышать, с каким теплом она обращается к своему «Боженьке», – и всякая обида проходит. Впрочем, о своей некоторой вспыльчивости она и сама знает, и потому, уходя с кухни, часто говорит: «Простите меня, наверное, я опять чего лишнего наговорила…» Когда я подходила к Причастию на Рождество, матушка Валентина сидела на лавочке в храме. Она подошла ко мне, мы крепко обнялись и с радостью попросили друг у друга прощения.

Инокиня Павла

Впервые я общаюсь с монахиней, которая мало того что моя ровесница, так еще и прожила последние десять лет в монастыре… То есть пришла туда в восемнадцать лет! Матушка Павла собиралась остаться в монастыре всего на недельку… Говорит, что здесь она впервые по-настоящему отпраздновала свой день рождения – на столе было много угощений, которые приготовили сестры. А вот дома, по словам инокини, день рождения праздновали почти по-монашески… Мать Павла из очень благочестивой семьи, ее брат – иеромонах в крупном монастыре на северо-западе.

На послушании матушка ходит в веселом пестром платье, волосы выбиваются из черного апостольника. Она учится водить машину, готовится к экзамену на права. Про одну немного суровую монахиню мать Павла с улыбкой рассказывает, что та была настоящей «сорвиголовой» до того, как стала нести «серьезное» послушание! С трудом представляю себе мать С. в разгар веселья, а матушка Павла тем временем смеется и продолжает вспоминать про «веселые времена» – как сестры собирались покататься на санках с горки… Я слушаю и не верю своим ушам: монахини тоже, оказывается, иногда могут радоваться совсем как мирские люди!

А. Шилов, «Первая зелень». 1991 г.

Монахиня Евгения

Как-то раз я случайно попала на экскурсию в древний храм на территории монастыря, ее вела матушка Евгения – знаток и ценитель древнерусской иконописи. Оказалось, что матушка не только отлично разбирается в хитросплетениях истории города, но и совсем не боится подняться на самый верх храма по высоким лесам (храм сейчас реставрируют), чтобы показать редкие фрески самобытных мастеров и рассказать о них! С группой паломниц мы забрались туда вместе с ней, чтобы оказаться «лицом к лицу» с удивительными изображениями Успения Пресвятой Богородицы, Страшного суда, местных святых и апостолов, которых наши предки изобразили совсем по-особенному: их держат «под мышкой» летящие по небу ангелы…

Монахиня Василиса

Ее я встретила в одном из монастырей на Ближнем Востоке. Довольно сильный акцент чуть было не ввел меня в замешательство: оказалось, что передо мной одна из немногих монахинь-иностранок, живущих в этом русском монастыре. Тут матушка подвизалась уже более пятнадцати лет, она стояла у истоков одной из первых паломнических служб на Святой Земле. Матушка имеет несколько высших образований, когда-то она училась в России.

Мать Василису очень любят паломники: это опытный гид, она может доходчиво ответить практически на любой вопрос, но главное – то, как она рассказывает. Библейские истории оживают, ее повествование доходит до глубины души и часто вызывает слезы… Кроме того, мать Василиса артистична и обладает харизмой. Не удивительно, что она активно проповедует: и местным евреям, и русским журналистам, и бизнесменам…

Порой кажется, что мать Василиса – чуть ли не… светский человек, ведь она много общается с прессой и самыми разными гостями Святой Земли, знает множество удивительных историй и умеет живо их рассказать, искренне интересуется вполне мирскими вопросами… Но потом понимаешь, что ее работа в паломнической службе – это прежде всего послушание, на которое уходит много времени и сил. Удивительно, но у матушки хватает энергии еще и на занятия наукой: она в курсе не только истории богословия, но и современной богословской мысли…

А. Шилов, «Матушка Макария», 1989 г.

В паломнической гостинице того небольшого российского монастыря стоит одиннадцать двухъярусных кроватей, почти все они под Рождество заняты паломницами и трудницами. Среди них кого только нет! Вот Настя – совсем молодая «физтешка», работает в крупной нефтяной компании. Она говорит: «Нас, православных, в МФТИ много!» При физтехе, оказывается, есть православное сообщество, на выходных ребята ездят восстанавливать храмы… Удивлению моему нет предела: это же главный технический вуз страны!

Еще раз убеждаюсь: наука и вера еще как совместимы… Алевтина и Светлана – сестры милосердия из Москвы, рядом с ними расположились две петербурженки – молодая и пожилая… На первом «этаже» моей кровати живет Надежда из Волгограда. Даже после вечернего правила она долго и усиленно молится горячим шепотом перед иконой… Ирина – будущий специалист по древнерусскому церковному искусству. На экскурсии в древний монастырский храм они с матушкой-гидом обсуждают мастерство древних иконописцев… Какие разные женщины собрались под одним кровом под Рождество!

…У меня по-прежнему нет ответов на все мои вопросы о женском монашестве, но я убедилась в том, что это путь, на котором есть место настоящей радости и удивлению… А еще моя короткая жизнь в женском монастыре стала очень полезной школой терпения, трудолюбия и дисциплины.

Как стать монахиней женского монастыря

В наше время всё больше людей понимает, что нет жизни без Бога. Но каждый из нас ищет свой путь ко Христу. Кто-то воцерковляется, посещает храмы, молится и соблюдает посты. А кому-то этого оказывается не достаточно, и такие люди понимают, что, только живя в монастыре, смогут обрести истинное единение с Господом. Ответить на вопросы тех, кто стремится к монашеской жизни, мы попросили настоятельницу Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря, игумению Викторину (Перминову).

— Матушка, благословите! Скажите, пожалуйста, кто может стать монахиней в Вашем монастыре?

— Православная христианка, которая действительно имеет желание жить по-монашески – не только соблюдать монастырские правила, но и быть монахиней в душе. И, конечно, стать монахиней возможно, если нет к этому препятствий, таких, как, например, серьезная психическая болезнь, при которой требуются иные условия жизни и другой распорядок дня. Препятствием является замужество, маленькие или несовершеннолетние дети и так далее. Но каждый случай индивидуален: есть свои «за» и «против». Воля Божия открыта людям высокой духовной жизни, а мы можем только отчасти познавать ее в нашей повседневности, в самых обыденных делах и обстоятельствах. Через общение с человеком часто проявляется воля Божия, и тогда выясняется, нужно ли ему быть в монастыре или нет.

— Представим себе такую ситуацию: православная девушка захотела посвятить свою жизнь Богу, решила стать монахиней и пришла к Вам за советом. Что Вы ей скажете?

— Думаю, я сначала посоветовала бы ей присмотреться к монастырской жизни, посетить богослужения, сестринское правило, походить на послушания в монастыре. Человек должен сам почувствовать, располагается ли его душа к той обители, которую он посещает, нравится ему в монастыре или нет. Если девушка желает поступить в нашу обитель, я расспросила бы об ее понятиях и представлениях, обстоятельствах жизни, рассказала бы ей вкратце, чем живет наш монастырь и что главное в монашестве, в христианстве. Поговорила бы с ней о том, что Богу нужно наше сердце, внутреннее расположение и о том, каким образом монастырские правила могут поддерживать и сохранять доброе устроение души, почему их важно соблюдать. Рекомендовала бы ей более внимательно читать Евангелие, Апостольские послания, толкования к евангельским и апостольским чтениям. Одним словом, пришедшая, прежде всего, должна познакомиться с правильным взглядом на монашество и христианство.

— В случае Вашего согласия, чему должна научиться, на что настроиться потенциальная послушница, прежде чем станет сестрой обители? Существует ли общепринятая форма поступления в монастырь, или в каждом случае необходим индивидуальный подход? Нужна ли для поступления к Вам московская прописка?

— Сестре будет легче жить в монастыре, да и везде, где бы она ни оказалась, если она будет учиться доверять Богу, а доверие Богу приобретается через послушание. Так как Бог не явится нам Сам и не скажет, что необходимо делать, существует Священноначалие и конкретный духовный наставник. В монастыре духовной матерью сестер является игумения. Мы даем сестре келью, и я определяю ее послушание. Сестра советуется со мной, если у нее возникают вопросы. Когда удается установить не только деловой контакт, но и внутреннюю, духовную связь — это очень хорошо. Тогда я буду знать, что происходит с сестрой, и чем можно ей помочь.

При принятии в монастырь, конечно же, необходим индивидуальный подход, но есть и некоторые общие принципы. Сначала человек должен присмотреться к монастырской жизни, еще живя в миру. Далее желающая поступить в монастырь может пожить в нем какое-то время, хотя бы год. За этот период мы можем лучше присмотреться к ней, а она — к нам. Если и она и мы почувствуем, что ее место — в обители, и не возникнет никаких препятствий, пишется прошение на имя Святейшего Патриарха. Московская прописка не обязательна.

— С какими трудностями может столкнуться послушница в первые дни жизни в монастыре? Какие искушения ее ждут? Есть ли что-то особенное, к чему человек из мира бывает не готов, приходя в обитель?

— Трудно отсекать свою волю и преодолевать гордость, самолюбие, эгоизм, которые у современных людей сильно развиты. Побеждает тот, кто подчиняется монастырским правилам, слушается игумению и старших сестер, старается жить не для себя, а для Бога и ближних. Об искушениях ничего нового сказать не могу: они происходят от мира с его соблазнами, естества человека, зараженного грехом, и врага нашего спасения — диавола. Апостол Иоанн Богослов назвал главные причины искушений, находящиеся в нас самих, и в окружающем мире – это «похоть плоти, похоть очей, гордость житейская» (1 Ин. 2, 16).

Не случайно первой ступенью духовной лестницы прп. Иоанна Лествичника является отречение от мира. Мир здесь понимается в смысле греха, но имеется в виду и все то, через что грех может действовать. Поэтому монашествующие оставляют дом, родных, друзей, имущество и все, что их связывает с миром. Отделение от мира происходит не безболезненно, но оно необходимо для монашествующих. Спаситель сказал: «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62). Это не значит, что монахи не любят своих близких — они их очень любят и молятся за них. Важно, чтобы любовь была естественная, родственная и чтобы старые привычки и привязанности не погасили духовного стремления человека. По мере возрастания в Боге, любовь человека приобретет иное качество, становится духовной и всеобъемлющей.

Святые Отцы предупреждают также о том, что у «новичков» и у людей неопытных бывают искушения с «правой» стороны. По гордости и самочинию человек начинает стремиться к высоким подвигам и великим трудам, превышающим его силы. Здесь можно предложить испробованное средство – послушание.

К чему может быть не готовым пришедший из мира человек? Часто убеждаюсь, что он не готов увидеть и принять себя таким, какой он есть — падшим, грешным и слабым. Не готов к тому, что спадут его «розовые очки», сквозь которые он видел себя хорошим. Он пугается себя настоящего, а бояться как раз и не нужно. Познать самого себя — цель духовной жизни. С познания себя начинается реальная, а не мечтательная духовная жизнь.

Как-то святитель Филарет, митрополит Московский, принимал экзамен в духовной семинарии. Он задавал семинаристам один и тот же вопрос: «Как можно спастись?» Один учащийся ответил: «Смирением». «Ах ты, гордец! — отреагировал Владыка. — Ты думаешь, что имеешь смирение?». Второй семинарист хотел попасть «в тон» и сказал: «Вашими молитвами». «Вот подхалим!» — «определил» экзаменатор. А третий со слезами отвечал: «С моими грехами — только милостью Божией, Владыко». Говорят, митрополит обнял того семинариста и поставил ему высший балл. Этот простой рассказ помогает понять один из главных законов духовной жизни — познавая себя, мы понимаем, что спасаемся только по милости Божией. А в смиренном состоянии человек минует все сети искушений врага, как было открыто преподобному Антонию Великому.

— Какие послушания ждут послушниц в первые годы жизни в монастыре?

— Слава Богу, в монастыре нет такого понятия, как карьерный рост, нет «чистых» и «черных» работ, «почетных» и «низких» послушаний. Все послушания равны перед Богом. Легких крестов не существует, и свой крест не выбирают. Физический труд полезен тем, что предполагает необходимые человеку движение и нагрузки, утомляет молодой и здоровый организм и направляет его энергию в нужное русло. Как сказал святитель Иоанн Златоуст, и железо ржавеет, и вода застаивается, если их не используют. Примерно то же происходит сегодня с человеком, который избегает умеренных физических нагрузок.

Бывает, что послушания у сестер меняются, — и это полезно, так как помогает им почувствовать себя на месте другого человека, не осуждать его, и в то же время осознать свою слабость. И послушница, и монахиня, прожившая в монастыре долгие годы, знают слово Господа: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф. 20, 26). Каждая сестра пусть настраивает себя на то, чтобы послужить Богу и ближним ей придется там, где она будет поставлена. И она должна помнить, что Господь милостив: Он не даст труда и не попустит искушения выше ее сил.

— Можно ли представить такую ситуацию: Вы понаблюдали за новой послушницей и поняли, что она не монашеского духа? Как Вы ей скажите об этом?

— С первых дней знакомства с кандидаткой мы вместе с ней стараемся разобраться, какова цель ее поступления в монастырь. Можно ведь думать и говорить одно, а иметь в виду и чувствовать совершенно другое. Если цель неправильная — человек, например, ищет славы, власти, жизни без забот и тому подобных вещей, весьма далеких от монашеских идеалов, то мы смотрим на то, есть ли у него желание поменять цель, приоритеты. Если есть желание и покаяние, мы будем, с Божией помощью, направлять совместные усилия к новой цели. При горячем желании и усердии человека Господь поможет ему приобрести монашеское устроение и непостижимым образом изменит его душу, сознание, понятия.

Если же кандидатка не желает жить по-монашески, то она сама это почувствует, и тогда можно будет приступить к спокойному и доверительному разговору о целесообразности ее пребывания в монастыре. Нельзя не сказать и о тех, кто уже принят в число насельниц и живет в обители. В монастыре, как и в первой апостольской общине, нет одинаковых личностей, но есть свои Петры, и Павлы, и Иоанны Богословы, и свои Иуды тоже есть. Господь Иисус Христос до последнего момента обращался к Иуде, видел возможность его спасения. Однако Он не отнимал у Иуды дара свободы, как не отнимает его и у каждого из нас. Даже тот, кто давно живет в монастыре, может утратить дух Христов, если будет предаваться страстям, нерадению. И наша первейшая забота — всячески возгревать и поддерживать монашеский дух, чтобы он в нас не угасал.

— Опишите, пожалуйста, жизнь монахини в Вашей обители, монастырский уклад.

— День начинается с молитвы. С 5 часов утра сестры молятся на полунощнице, утрене, Литургии. Затем следует непродолжительный отдых и завтрак, потом сестры занимаются послушаниями. В 15 часов бывает обед, далее совершается девятый час, вечерня, повечерие, сестринское правило. После правила сестры идут в кельи, занимаются чтением, рукоделием; те, кто не успевает, доделывают дела на послушании.

Накануне воскресных дней и больших праздников в 17 часов сестры идут на всенощную, а на следующий день в 7 или 9 часов утра — на Литургию. Во время послушаний насельницы обители трудятся в храмах (в обители действуют 4 храма), в трапезной, свечной, на клиросе, в просфорне, пекарне, в монастырском саду, пошивочной, канцелярии, воскресных и церковно-певческой школах при монастыре, социальном центре. Также у обители есть подворье в Волоколамском районе, где ведутся сельскохозяйственные работы. У каждой насельницы много разных дел и обязанностей.

Самое главное — не то, что именно делает сестра, а как она это делает и какое у нее при этом внутреннее состояние. В идеале жизнь монахини — это жизнь перед Богом. Это внутренняя жизнь. Все начинается внутри нас: и Царствие Божие, и ад. Святые Отцы советуют отсекать, отвергать греховную мысль в самом начале, а те страсти, которые, к сожалению, уже развиты, постепенно искоренять при помощи покаяния и противоположных добрых дел, мыслей, чувств. Это и есть основное, главное монашеское дело.

Цель монахини – соединениться с Богом. В этом заключается высшее счастье не только для нее, но и для тех, за кого она молится. Духовное совершенство, к которому стремится монахиня, — это глубина смирения и жертвенной любви, когда человек уподобляется Христу. Путь к совершенству пролегает через скорби, трудности. Однако, монашеская жизнь, если она проходит правильно, полна радости, потому что ее суть — покаяние, а в истинном покаянии нет места унынию.

Конечно, монахини — это не ангелы, а люди, которые стремятся служить Богу. Мы согрешаем, как и все люди, и волнует нас то же, что и всех остальных. Но монах переживает все острее, потому что он понимает, что каждый грех отдаляет человека от Бога, и от души сострадает всем. По мере наших сил мы стараемся соблюдать правила монастырского общежития так, чтобы это не было формальностью, и мы понимали бы, что мы делаем и для чего. Конечно, если сестра больна или имеет неотложное дело в обители или вне ее, она может в чем-то отступить от общего распорядка. Главное, чтобы это делалось с благословения, то есть с разрешения и ведома игумении или старших сестер.

— Матушка, расскажите, пожалуйста, почему Вы захотели стать монахиней? Как человеку распознать в себе такое желание? Почему многие хотят быть с Богом, но немногие становятся монахами?

— То, что я захотела стать монахиней, — не моя заслуга. Мои детство и юность прошли под строгим и любящим взором духовного отца — игумена Исайи (Будюкина). Он начинал свой монашеский путь в Святогорском Свято-Успенском монастыре, где иноки жили по афонскому уставу. Игумен Исайя был настоящим монахом: видя его жизнь, любовь, подвиг, хотелось ему подражать. Провидя будущее, он исподволь готовил меня к монашеству, и вот, по его святым молитвам, Господь даровал мне счастье быть монахиней, хотя я и понимаю, насколько я далека от идеала.

Как распознать в себе желание монашества? Думаю, что здесь не нужно что-то специально в себе распознавать. Благодать призвания действует в человеке так, что его сердце порой опережает то, что мы называем «логикой», «рассудком». С Божией помощью он преодолевает все трудности и препятствия и решается переступить порог обители. А далее Господь продолжает вести этого человека по монашескому пути — это очевидно и для его духовных наставников, и для него самого.

Монастырь — университет духовной жизни. Но и в университете можно учиться очень хорошо и бросить учебу, не получив профессии, а можно быть неуспевающим, но стремиться к знаниям, исправляться и стать прекрасным специалистом и даже преподавателем. Главное — желание. Желающему монашества необходимо довериться Богу, от которого зависит успех всякого дела, и просить Его помощи, чтобы не сойти с узкого и тернистого пути монашеской жизни. Господь не случайно сказал, что узок путь и тесны врата, ведущие в жизнь, поэтому немногие идут ими. Монашество называется еще бескровным мученичеством, потому что человек отсекает свои страсти, которые с ним сроднились и стали его второй природой, страдает он и за других людей. Как сказал один подвижник: «Молиться за людей — это кровь проливать». Глубоко убеждена в том, что никого нельзя привлекать и зазывать в монастырь. Пусть обитель начнется с немногих, но истинных монахов. Но они станут примером для многих, и вокруг них будут спасаться тысячи.

Ссылка на основную публикацию